О семге на Кольском

Благородный атлантический лосось (семга) — завидный трофей для любого нахлыстовика. Ловля семги всегда была немного загадочной. Посудите сами, уже несколько веков люди ловят лосося на мушку, и до сих пор нет вразумительного объяснения, почему семга эту мушку берет. Семужная ловля спортивна и азартна. Да и красота северных рек, в которых обитает семга, каждый год привлекает все новых и новых поклонников нахлыста. Рассказывает Андрей Соколов.

Автору этих строк посчастливилось много путешествовать по Кольскому полуострову, а также в течение нескольких лет жить в летний период на одной из лучших лососевых рек Кольского и ловить буквально каждый день в постоянно изменяющихся условиях. Статья не научит вас ловить семгу, ставить такую задачу сегодня — не более чем слепая самоуверенность.

Если рыболов говорит, что наверняка знает, как поймать лосося, это, скорее всего, просто пустое бахвальство, вызванное недостатком личного опыта, или эйфория от одной-двух удачных рыбалок. Ничего страшного, время все расставит по своим местам. В этой статье автор пытается объединить собранную им и его коллегами информацию, которая может быть полезна в ваших личных экспериментах, ведь семужная рыбалка — это постоянная и красивая импровизация.

На Европейском Севере России семга размножается в реках Архангельской области, республиках Карелии, Коми и Мурманской области, однако об относительной стабильности запасов лосося можно говорить лишь применительно к рекам Кольского полуострова. О рыбалке на Кольском в дальнейшем и пойдет речь в этой статье.

Анадромная миграция атлантического лосося наблюдается в виде двух разделенных по времени заходов в реку весенне-летней и осенней биологических форм. Весенне-летняя форма нерестится в год захода в реку, а осенняя зимует в реке и нерестится на следующий год. В реках бассейна Баренцева моря (от Печенги до Йоканьги) основу стада семги составляет весенне-летняя биологическая форма. В реках Беломорского бассейна ситуация меняется — в реку Поной заходит примерно поровну весенне-летняя и осенняя, а в остальных реках от Поноя до Умбы преобладает осенняя семга.

Весенне-летняя семга (нерестится в год захода в реку). Рассмотрим подробнее динамику нерестовых миграций весенне-летней биологической формы семги. Заход в реки весенне-летней семги разделен на насколько волн.

Беломорские рыбаки-поморы каждой из этих волн дали название. Для простоты воспользуемся ими и для семги рек Баренцевоморского бассейна. Сроки хода даются среднестатистические, аномальные погодные условия могут внести существенные коррективы (плюс-минус две недели).

Заледка. Из названия можно догадаться, что эта рыба идет в реки сразу после того, как река избавится от льда (в мае). На самом деле это рыбы осенней биологической формы семги, зимующие в низовьях реки и возобновляющие миграцию весной после распаления льда. Анализ чешуи этой группы лососей указывает на наличие зоны роста в весенний период. Это означает, что лососи данной группы до начала или во время распаления льда могут мигрировать в море и нагуливаться там в течение 2–4 недель. Отличительной особенностью этой группы рыбы является отсутствие на теле морского паразита — «клопа».

Однако на реках с отсутствием больших плесов и ям в приустьевой зоне (Кола, например) возможна поимка заледки с морскими паразитами.

Самок идет существенно больше, чем самцов. Размеры рыбы зависят от специфики конкретной реки. Количество заходящей в реку семги этой группы сильно привязано к погодным условиям в октябре-ноябре предыдущего года. При низком уровне воды и холодной погоде, при возникновении шуги довольно большая часть осенней рыбы, заходящей в октябре—ноябре, остается на зимовку на ямах в низовьях реки, а весной продолжает миграцию наверх. С другой стороны, при более благоприятных условиях значительная часть рыбы может пройти вверх по реке поздней осенью, поэтому ее количество в низовьях реки весной следующего года будет небольшим.

Реки бассейна Баренцева моря: в связи с тем, что популяция осенней рыбы в реках северного берега Кольского небольшая, на богатые уловы заледки рассчитывать не приходится. Однако бывают и сюрпризы...

Реки бассейна Белого моря: осенняя биологическая форма семги преобладает в реках бассейна Белого моря, поэтому здесь количество заледки может быть значительным. Вспомним Варзугу: при начале лицензионного лова в последней декаде мая редко кому удается уйти с реки без рыбы. Однако в глубоких реках, а также реках, подверженных серьезному прессу со стороны браконьеров, например в Умбе, заледки может быть немного. С одной стороны, глубина реки позволяет рыбе быстро преодолевать препятствия (пороги) и подняться наверх до шуги, а с другой стороны, в течение зимы остатки рыбы на ямах в низовье реки подвержены значительному браконьерскому прессу.

Закройка. Отличается крупными размерами. Наиболее активный ход ее начинается, когда температура воды в реке после зимы увеличивается и уравнивается с температурой воды в море (или заливе моря). По наблюдениям, этот момент обычно совпадает с зеленением березы (лист становится размером с рублевую монетку) и начинается в разных реках в начале–середине июня.

В это время в реку в основном идут крупные самки и небольшое количество очень крупных самцов. В начале хода как закройки, так и заледки ее движение вверх по реке неторопливое, она идет вверх не по основной струе, а рядом, где течение слабее, часто под берегом, выбирает для остановки на отдых места с не очень сильным течением — вода пока еще достаточно холодна, и семга рассчитывает все свои движения, не допуская лишних усилий. Ведь она не питается в реке и ее жировых запасов должно хватить до следующей весны.

По мере прогревания воды движение рыбы вверх по реке ускоряется. Например, на реках с водопадами семга начинает запрыгивать на препятствия, только если вода прогрелась до необходимой ей температуры комфорта (10–14 °С), до этого момента рыба остановится в яме под водопадом и будет ждать. Этим вызван запрет на ловлю семги под водопадами — существует время, когда рыба скапливается здесь в огромных количествах и любая рыбалка может превратиться в бойню.

Реки бассейна Баренцева моря: в реках бассейна (северный берег Кольского полуострова) закройка составляет основу заходящей за весь год семги. Чем дальше по северному берегу на восток, тем позже начинается лето, поэтому массовый заход в реки не одинаков по срокам.

Реки бассейна Белого моря: закройка тоже присутствует, но ее количество незначительно и намного уступает осеннему стаду. Может заходить в реки во второй половине июня и начале июля.

Тинда или межень. Приход крупной семги обычно заканчивается к началу июля. Затем после очень короткого перерыва (не более недели) появляются мелкие экземпляры — их обычно называют тиндой (grilse). Это в основном (до 95 %) самцы, имеющие длину 40–70 см и вес от 1 до 3–4 кг. Эти рыбы провели в море всего лишь один год. Тинда заходит в реки до начала августа.

Реки бассейнов Баренцева и Белого морей: идет в течение июля.

В сентябре у весенне-летней рыбы созревают молоки, икра и при приближении температуры воды к отметке 5–6 °С начинается нерест, который проходит примерно с середины сентября до середины октября и идет несколькими волнами, в зависимости от изменений температуры воды и выпадения осадков. 
Осенняя озимая семга начинает заходить в реки с августа и с некоторыми перерывами идет практически до ледостава.

Реки бассейна Баренцева моря:  осенний заход невелик, и поимки свежей «осенки» имеют случайный характер.

Реки бассейна Белого моря: наоборот, осенний ход рыбы составляет основу заходящего в реки стада семги, поэтому попробуем подробнее рассмотреть эту тему.

Осенний ход описать довольно сложно. Все зависит от конкретной реки и погодных условий. Например, в Умбе — довольно крупной и глубокой реке — осенняя семга старается сразу быстро пройти вверх по течению и остановиться на зимовку в Канозере или на глубоких плесах. В нижней части реки (до автомобильного моста через Умбу) рыба мало останавливается, ей надо до холодов и становления льда подняться как можно выше по течению. А вот в Варзуге, которая протекает почти по соседству (всего лишь 150 км от Умбы) ситуация резко изменяется. Варзуга — широкая, но мелкая река. В конце августа и сентябре ход неактивный.

Рыба быстро «бежит» вверх, некоторые особи проберутся до ледостава выше притока Варзуги — реки Паны и встанут там на зимовальные ямы. А основное стадо осенней семги (а оно составляет в Варзуге свыше 60 %) придет в реку в октябре и даже ноябре. В некоторые октябрьские дни через РУЗ (Рыбоучетное заграждение, расположенное рядом с деревней Колониха) проходит свыше 3 тысяч экземпляров семги.

Дальше все зависит от погоды. Если стоит теплая дождливая погода, уровень воды оптимален для хода рыбы и температура воды не очень низкая, довольно большая часть рыбы пойдет вверх и встанет по зимовальным ямам, распределяясь таким образом по реке. А если стоит холодная погода и уровень воды неблагоприятен для хода рыбы — экстремально низкий или, наоборот, слишком высокий и река несет много взвеси, то значительная часть стада останется в нижней части реки (ниже деревни Варзуга, ниже Морского порога, в огромных глубоких плесах). Эта рыба после зимовки начнет свой подъем по реке сразу после ледохода.

Такую рыбу называют «заледка». Она серебристого цвета, и ее легко спутать со свежезашедшей из моря рыбой. Отличительная черта заледки — отсутствие на теле морского клопа, а также несколько более темные плавники и легкий сиреневый отблеск чешуи. Иными словами, вся рыба, которая ловится в Варзуге в мае и начале июня, — перезимовавшая осенка.

В малых реках бассейна Белого моря рыба осенью крутится у устья рек, но заходит в реки, если только будет высокий уровень воды, если нет — будет ждать до мая. Рыба не питается в пресной воде, а семге осеннего хода предстоит прожить почти полтора года в реке. Поэтому она активно набирает жировые запасы в море, готовясь к длительной голодовке.

Следовательно, пропорции тела у представителей этой биологической формы отличаются от весенней. Рыба более тучная, имеет сравнительно небольшой размер хвостового плавника и очень толстый хвостовой стебель. При вываживании сопротивление обычно слабее, чем у весенней, хотя все-таки сопротивление больше зависит от конкретной рыбы и динамики ее перемещения по реке.

Итак, поднявшись по реке осенью до зимовальной ямы, семга останавливается там на всю зиму, а весной идет дальше вверх по реке, выбирая место для нереста. Созревание половых продуктов и приобретение брачного наряда происходит перед нерестом.

Как отличить свежезашедшую рыбу от уже постоявшей в реке?
Очень просто. Когда рыба заходит в реку из моря, на ней остаются морские паразиты — копеподы, или морские клопы (эктопаразиты — Lepeophtheirus salmonis), присосавшиеся к чешуе. Это мелкие плоские существа с хвостиком. Они не могут долго жить в пресной воде, поэтому со временем погибают и отваливаются от рыбы. Их хвостик тоже может о многом рассказать.

Например, если на хвостике морского клопа имеется придаток белого цвета, то рыба пришла в реку совсем недавно (от нескольких часов до 1–2 суток), а если у морских клопов остались только небольшие темные хвостики, рыба находится в реке уже несколько дней. Примерно через неделю рыба окончательно избавляется от морских паразитов. Количество морских клопов на рыбе зависит от концентрации семги. Поэтому большое количество клопов на пойманной рыбе может означать, что концентрация семги вблизи устья реки довольно высокая и в скором времени можно ожидать хороший заход рыбы.

Еще отличие — у только что зашедшей семги очень непрочно сидит чешуя. Если провести ладонью по ее боку, на руке останется много чешуи. Если подобным образом погладить постоявшую в реке рыбу, чешуи на руке не останется. Хотя если вы собираетесь отпустить эту рыбу, лучше руками ее не трогать.

Заход семги в реку связан со временем приливов и отливов
Приливы и сменяющие их отливы повторяются 2 раза в сутки. То есть в течение 6 часов вода прибывает, потом в течение тех же 6 часов она убывает. К следующим суткам время прилива-отлива смещается примерно на 40 минут. Во внутриматериковой части Белого моря (так называемый «бассейн») высоты приливов небольшие, а в Баренцевом море и Горле Белого моря они весьма существенные. График приливов и высоты подъема воды можно увидеть в рыбинспекции.

Как семга пользуется приливами? Рыба подходит к устью реки и «опресняется». Дальше работает механизм сбережения энергии, выработанный лососями за миллионы лет эволюции. С началом прилива (прибывание воды из самой низкой точки отлива) массы воды как бы запирают течение реки и поднимают уровень воды в устье. В этот момент рыба и начинает свое движение вверх по реке.

Ход, как правило, прекращается при достижении пика прилива. Свежезашедшая рыба может сгонять со своих стоянок в нижнем течении реки уже постоявшую немного в реке рыбу, и происходит своеобразная «цепная реакция». Рыба начинает идти вверх в поиске стоянок. Такое явление может наблюдаться на довольно внушительном отрезке нижнего течения реки.

Это время лучшее для рыбалки. Поэтому, выбирая время для ловли, стоит обратить внимание на промежуток времени с пика отлива и далее. На каждой реке у опытных рыболовов есть свои приметы, основанные на отсчете определенного времени от пика прилива или отлива. Приливы могут иметь разную высоту. Считается, что чем выше прилив, тем лучше может быть заход рыбы.

Общие принципы ловли семги на мушку

Почему семга все-таки берет мушку? Вроде бы установлено, что в реке она не питается. Если так, то зачем ее (мушку) брать? Никто толком не знает. Давайте сначала попробуем собрать вместе разную информацию. Существует мнение, что семга агрессивна и уничтожает или прогоняет в зоне своей стоянки всю рыбу, которая впоследствии может поживиться семужной икрой или мальками. Этим объясняли поклевки на блесны и воблеры. Но почему тогда здоровая рыбина берет такую мелочь, как мушку на крючке № 10–12?

Другое мнение: семга имеет устойчивый рефлекс — хватать насекомых, который выработался у нее за годы пребывания в реке на стадии пестрятки. Но этот рефлекс не может распространяться на блесны, воблеры и крупные весенние мушки. Пестрятка сама размером с воблер или блесну, стало быть, подобный рефлекс к таким приманкам у пестрятки вызывает сомнение.

При ловле как свежезашедшей, так и стоявшей в реке рыбы местные рыболовы иногда пользуются натуральными приманками — червем, креветкой. Ловить на натуральные приманки запрещено, но иногда ловят. И довольно успешно. Разница между червем, который может находиться в реке, и креветкой, которая должна находиться в море, очевидна. При исследовании семги в верховьях Печоры ихтиологи обнаружили у нескольких рыб в кишечнике насекомых, а у одной или двух — молодь рыбы. Но семга реки Печоры отличается от семги Кольского полуострова очень длинным речным миграционным путем.

Рыба позднего осеннего хода, зимующая в низовьях реки (заледка), по исследованиям ихтиологов, в весенний период имеет некоторый рост (это определяется по чешуе), что свидетельствует о питании семги в этот период. Она, по теории, выходит в эстуарную зону реки и даже в море, пребывает там 2–4 недели и опять идет в реку. С другой стороны — а кто ей мешает придавить пару-тройку сигов, не выходя из реки? Ведь ихтиологи установили только факт роста, а вид пищи установлен не был, как, собственно, и факт выхода из реки...

В июле можно увидеть, как семга реально мушкует, выходя к поверхности воды даже на комаров. При ходе рыбы далеко не вся рыба может «сесть» на мушку. По исследованиям, существует порядка 10 % «тэйкеров» (takers), которые возьмут приманку. Не та ли это рыба, которая теоретически может немного питаться в реке? Однако мне лично никогда не попадалась рыба со следами корма в кишечнике, за исключением свежезашедшей из моря. Итак, теперь можно рассматривать несколько предположений.

1. Рыба хватает все подряд из любопытства. 
2. Рыба защищает свою стоянку от внешних раздражителей. 
3. Рыба имеет рефлекс питания насекомыми (от жизни в реке на стадии пестрятки), мелкой рыбешкой и ракообразными (от жизни в море во время нагула), вследствие чего иногда пытается за ними охотиться. 
4. Некоторые рыбы все-таки могут питаться.

Первый случай может казаться правдоподобным при рыбалке на Варзуге и Поное с их многочисленными стадами семги во время весеннего хода заледки. Но на многих других реках ситуация складывается иначе. Мне кажутся наиболее вероятными второе и третье предположения. Четвертый случай обсуждать боюсь — недостаточно информации. Тем не менее, надо собирать факты. Вопрос интересный.

Продолжение статьи читайте в следующем номере

Материал опубликован в сто двадцать пятом номере партвока «На рыбалку»