Россия, красноярский край, река Мана, правый приток великого Енисея. Горная, таежная и одна из красивейших рек Сибири, берущая свое начало в высокогорном озере сорог (манское), расположенном на высоте 1400 м над уровнем моря. Быстрая, стремительная, очень живописная Мана, рассекая Хребты Манского белогорья северных отрогов восточного Саяна, течет в узкой долине среди живописных гор вплоть до самого устья.

Гидрология и рыба

Средняя скорость течения реки - 7–8 км/час - в верховьях, до 4 км/час - в низовьях. Средний уклон русла в верховьях - 4,2 м/км, ниже - 1 м/км. Длина - 475 км, площадь бассейна - 9,3 тыс. км². Ширина реки в верховьях около 50–60 м, в низовьях 100–120 м. Ману питает более 300 крупных и мелких притоков. Самые крупные притоки реки - Крол, Мина, Колба. В верховьях река горная и порожистая, в низовьях то извилистая, то ровная и спокойная на длинных плесах, в русле много камней, шивер, прижимов, отмелей и островов. Ихтиофауна: таймень, ленок, хариус, щука, окунь, налим, елец, сорога, ёрш, пескарь, вьюн, пресноводный бычок, гольян.

Биография Маны

Есть просто реки, а есть реки с историей и биографией, со своей судьбой, Мана одна из них. Кто дал название реке? У шаманов Мана означает запас магических сил, смею предположить, это и стало ее именем, связанным с религией коренного населения Сибири. Несколько стоянок древних людей на реке датируются 11–13 тыс. лет до н.э. Но это все в далеком прошлом, за последнее столетие только человек вершил судьбу Маны. Долгие годы она являлась сплавной рекой, молевой сплав леса начали с 30-х годов XX века и прекратили в 1986 году, практически погубив реку, уничтожив ямы как места зимовки стерляди и тайменя, превратив красавицу реку в кладбище древесины. По некоторым данным, за время молевого сплава Мана упокоила на своем дне около 174 тыс. м3 древесины, в основном лиственницы. что не могло не сказаться на ихтиофауне реки и ее притоков. Плюс промышленная добыча золота в верховьях на Юльевском прииске тоже внесла свою лепту в загрязнение реки. Но, слава богу, все это кончилось, и последнее десятилетие река отдыхает, постепенно смывая с себя следы насилия. Красота горной сибирской тайги, романтика приключений и доступность Маны всегда звали и манили, и были воспеты Владимиром Высоцким в песнях к кинофильму «Хозяин тайги», снятого на Мане в селе Выезжий Лог Манского района Красноярского края в 1968 году. Там под впечатлением он написал всем известную песню «Дом хрустальный» и «Протопи ты мне баньку», там Валерий Золотухин впервые на всю страну исполнил русскую народную песню «Ой, мороз, мороз». Тогда их поразила безумная красота суровой сибирской тайги. Родилось глубокое уважение к сибирякам к сплавщикам, охотникам, жителям деревень, их гостеприимности и щедрости. По сей день неописуемые красоты привлекают на Ману десятки тысяч туристов, доступность и организация турфирмами сплавов дали возможность горожанам прикоснуться к матушке природе и почувствовать единение с ней. У нас же цель не отдыхать на воде, созерцая пейзажи, крепко это празднуя, как тут принято, а пройти сплавом 245 км., совершить пятидневное путешествие на лодке со спиннингами и половить сибирскую форель - ленка, и царь рыбу - тайменя.

Поехали…

Конец июня 2010 года, раннее утро, туман над Енисеем, грузим лодку на прицеп, проверяем крепления, натягиваем тент, включаем навигатор и поехали. Впереди около 200 км пути до точки высадки в сибирской глубинке, в селе сплавщиков Нарва. Время тянется крайне медленно, дорога кажется бесконечной, а так уже хочется скорее прыгнуть в лодку и слиться с рекой, с тайгой и тишиной. Вот, наконец-то и доехали, ищем пологий берег для спуска на воду, несколько маневров, и вот лодка сползла с прицепа. Здравствуй, Мана. Всегда удивляюсь, как можно уложить в лодку такое количество рыбацкого и походного багажа! А ведь нет ничего лишнего, все досконально выверено и продумано долгими зимними вечерами. Начинаем погрузку, складываем вещи как паззл, распределяя по степени значимости, сверху тубусы и ящики. Вот все и готово к сплаву. Прощаемся с Сергеем (он нас сюда доставил), выключаем сотовые телефоны, и в путь. Легкое волнение и мандраж проходят, сменяясь спокойствием и умиротворением, течение уносит нас от поселка, и нужно остановиться, чтобы приготовить снасти к рыбалке.

Абаканский спиннинг

Есть несколько способов рыбалки на сплаве. Один из них - это так называемый «абаканский спиннинг». Этот стиль ловли сложился в середине прошлого столетия в связи с массовым использованием в Сибири надувных резиновых лодок для сплава по таежным рекам. Используется спиннинг, инерционная катушка, хотя и безынерционная подойдет вполне. Неподгруженные блесны (вертушки), грузило (тирольская палочка) на отдельном поводке, все это соединяется со шнуром тройным вертлюжком. Далее заброс в сторону берега и вверх по течению, чтобы снасть двигалась вслед за лодкой либо параллельно с ней с постоянными ударами грузила по дну. При этом вертушка независимо от вашего мастерства и опыта постоянно и стабильно работает в придонном слое, огибая рельеф дна реки. Такой способ по результативности превосходит все другие способы лова ленка и тайменя. Если вы хотите более детально и подробно изучить этот метод и снасти, то не в качестве рекламы, а как полезный совет: наберите в поисковике в интернете «абаканский спиннинг» и посмотрите видео с рассказом про это. Я, собственно, несколько лет назад именно так и поступил, за что и говорю спасибо авторам.

Сумбур в голове

Итак, настраиваем снасть по описанному методу и скорее в бой. Отталкиваем лодку и тут же делаем первые забросы, один вправо, другой влево, сидим, ждем. Течение быстрое, и приманку начинает уносить вперед, чего не должно быть, значит, грузило легкое и нужно сделать замену в сторону увеличения веса тирольской палочки. Добавляю плюс пять граммов, снова заброс, и проблема исчезла, все заработало как нужно. Вокруг красоты сказочные, нет слов, чтобы описать те ощущения, которые дает процесс рыбалки в совокупности с безумной, дикой и суровой красотой сибирской природы. Теперь понимаю, почему у всех туристов на сплаве с первых минут возникает страстное желание более чувственно и душевно подойти к восприятию и созерцанию красот, усилив ощущения градусами поглощаемых напитков. Ну а мы рыбачим, пока безрезультатно, что несколько удивляет, и начинается смена цветов и моделей вертушек, все как обычно по кругу. Впереди острова и заводи со стоячей водой, посмотрев друг на друга, оба поняли, что нам туда и нужно. Вопрос, зачем? Да потому, что мы больные джеркбейтом, а тут перспективное место для поиска щуки. Хоть это в планы и не входило, тем не менее, идея зажгла глаза, и вот мы уже заняты выбором чего-либо схожего с джеркингом. С собой, конечно, нет ничего нужного, ведь мы на сплаве. Собираем из того, что есть, некое подобие джерковой снасти. Получился джерковый ультра-ультра лайт. Из приманок в ход пошли мини-мини джерки, такие как Salmo Slider 60 мм F и Sebile Magic Swimmer 95 мм SК, а так же мини-мини попперы Sebile Splasher 52 мм FT и Rapala Skitter Pop 70 мм F. В течение полутора часов мы тщательно и основательно обследуем метр за метром всю акваторию тихой воды, меняем приманки, используем разные техники и тактики, разные горизонты, но, увы, результата и даже малейшего намека на присутствие хищника нет. Получив удовольствие от процесса джеркинга и сбив таким образом пыл, мы вернулись к тому, с чего начали и для чего собственно здесь и находимся,- к ловле ленка и тайменя сплавом.

Все своим чередом

Посмотрев данные навигатора, сравнив их с топографической картой, мы определяем минимальное расстояние (около 40 км), которое необходимо пройти по реке за сегодняшний день. Ориентир стоянки между селами Малым Унгутом и Жержулом. Фотоаппарат фиксирует сотни снимков с пейзажами и красотами реки, рыбалка идет своим чередом, но возникает вопрос: почему не клюет? Что не так? Возможно, середина дня и рыба не кормится и вся в укрытиях под берегами и на ямах? Но ленок - бродяга и зачастую перемещается небольшими группами по реке и часто ведет себя нестандартно. Придумали радикально поменять метод ловли и приманки, что стало, как показала дальнейшая рыбалка, правильным решением. Достаем ультралайтовые палки, снаряжаем соответствующими катушками и плетенками и переходим к активному лову речных хищников в заброс. Забросы в сторону берега, и поклевка долго не заставила себя ждать. Вот у Олега пер вый ленок, вернее леночек, счет открыт, и началась рыбалка. Отпускаем все пойманное, во главе принцип C&R (catch-and-release - «поймай и выпусти»), но есть одно «но»: ленок и таймень крайне агрессивно атакуют приманку, глубоко ее заглатывая, и зачастую получают травмы жабр, несовместимые с жизнью. Поэтому вся пойманная рыба осматривается, отбракованная остается для питания рыболовов, а неповрежденная отправляется обратно в реку. Особенно осторожно обращаемся с мелкими таймешатами. Они еще даже неполовозрелые, и их совсем жалко губить. Вы, наверно, скажете, красиво заливаю. Да красиво, но честно. И делаю все это, потому что хочу не раз и не два сюда вернуться и получить удовольствие от процесса лова. Ваше дело, верить мне или нет, а мы по максимуму применяем C&R и открыто пропагандируем этот принцип как способ сохранения и восстановления ихтиофауны в целом. Поверьте мне, за пять дней сплава на еду и так остается немалое количество поврежденной рыбы, а цели заготовить ее впрок у нас не стоит.

О вертушках

Не буду делать секрета и расскажу про «железных» фаворитов в номинации «вертушки»: у нас работали на ура Blue Fox Vibrax Hot Pepper № 3, Mepps Aglia Decoree № 3, Myran Panter, Myran Wipp & Wipp Double. Все по-своему хороши. Немалое значение имеет и расцветка. Вертушки нужно подбирать к аппетиту ленка точно так же, как нахлыстовых мух к аппетиту хариуса. Только опытным путем можно определить настроение и предпочтение в цветах лепестков в зависимости от времени года, условий освещения и прозрачности воды. Вертушек много не бывает, к сожалению, это расходный материал, и остаются они в топляках и камнях, в траве и ветках. Поэтому, чем вы больше их с собой взяли (причем желательно дублировать цвета), тем веселей и результативней будет рыбалка.

О воблерах

Теперь что касается лидера. Номер один - это высокотехнологичный и по-своему уникальный воблер Sebile Koolie Minnow ML 76 FT. Я бы сказал, что это просто ленковый киллер. Лопатка утолщенная и очень прочная, позволяет ловить на камнях и в «крепких» местах. Форма лопатки усиливает хвостовые колебания хвоста приманки, заставляет ее активнее переваливаться с боку на бок. Динамичный воблер, привлекает хищника издалека и не входит в штопор даже при очень быстрой проводке. И еще, я заметил, что этот воблер не зарывается в камни, а как бы парит над самым дном реки, словно какие-то потаенные разно полярные магниты не дают ему сблизиться с дном. В чем секрет? Не знаю… В форме тела приманки, в ее плоском, широком животе и клиновидном корпусе, либо в угле атаки лопатки? Тут нужно у ее разработчика Патрика Се-биля спросить, как он там и что намудрил и какую тайну скрыл? Хочу отметить еще один воблерок. Красавец DUEL - Yo Zuri F196 Pins minnow 50 F. Классический воблер формы минноу для ультралайтовой ловли хищных рыб. Он хотел конкурировать с Sebile, но я не давал ему достаточно времени и внимания, чтобы сравнять счет, а в остальном он очень достоин уважения.

Зачем?

Дошли до устья реки Колба (один из трех крупных притоков Маны), увидели варварское отношение к реке. Сетями «китайками» было перегорожено все устье… Лишь крепкая русская речь могла выразить наше отношение к увиденному. Убрать сети не смогли, потому что не смогли туда на моторе подняться, глубина и скорость течения не давали возможности подойти ближе. Нас снесло, и мы миновали это место. Настроение на минусе… Люди, зачем же так? Неужели необходимо цедить речку, неужели вся пойманная сетями рыба сделает кого-то счастливее и сильно богаче? Хапать по максимуму зачем? Что потом? Предки учили брать столько, сколько нужно для пропитания, о коммерции и речи не было. А что сейчас? Наверно, конец света не зря пророчат…

Ночевка

Сумерки требуют внимания к поиску места ночевки. Вот впереди обжитая туристами ранее поляна. Там, где планировали, там и пристаем. Каждый занят своим делом - ставим лодку на растяжку, я завожу пилу, режу топляки на дрова, готовлю их на ночь. Олег шаманит долгожданный ужин, садимся за стол, по первой, по второй, по третьей. Чудо единения с природой случилось, счастье переполняет грудь, а что еще нужно после длинной зимы? А тут сразу отдых, рыбалка и свобода. Хотели в свете луны покидать мыша, да что-то сил на это не осталось, и после процесса единения с координацией движений уже не все в порядке, спать не хочется, сидим у реки под гипнозом костра, наслаждаемся ночной тишиной…

Рыбалка

Раннее утро, палатка вся мокрая от росы, лучи солнца едва прорезают легкий туман над верхушками гор, пьем горячий чай и отправляемся в путь. Остановились набрать родниковой воды, тут вспомнил Высоцкого про «родники мои серебряные». Они и вправду такие, да еще ледяные, аж пальцы ломит. Впереди длинный остров, вдоль него широкий плес, теоретически ленок должен быть где-то рядом. Только подумал, и вот удар, сколько удовольствия ощущать этого сильного, энергичного, до последнего достойного противника на лайтовую снасть. Хлыст вибрирует, потом изогнулся в дугу, фрикционом стравливаю шнур, даю погулять в натяге, а сам про себя говорю «иди сюда». Подвожу к лодке, фотографирую красавца, сел на Sebile Koolie Minnow. Ленок на Мане небольшой, трофейный крайне редко встречается, речка скорее нерестовая, и весь крупный скатывается по большой воде в Енисей. Нет ям для него на Мане, негде отстаиваться. Так что рыбакам остается мелочь, но и то приятно. 

Тем более что клюет регулярно и стабильно. Идем вдоль ровного берега, в логу между гор в реку впадает небольшой ручей, устье загромождено большими каменными валунами, делаю несколько забросов, стараюсь вести воблер повыше, избегая зацепов, и тут кто-то мелькнул под водой. Промазал что ли? А нет, просто схватил и пошел на лодку, и я даже не подсек, шнур провис, я не сразу успел выбрать слабину, все произошло в сотые доли секунды. И вот борьба, прижимает ко дну, идет за лодкой, идет под лодкой, тянет и топит, по ощущениям вес рыбки больше обычного, стараюсь не торопиться и понемногу подводить ближе и ближе. Достаю рукой небольшого таймешенка, жалко беднягу - воблер повредил ему левые жабры, и он не жилец, а значит, отправится в коптилку и на ужин рыбакам. Вечереет, слышим звук мотора, кто-то поднимается вверх по реке, значит, скоро населенный пункт, раз люди появились. Так и есть, местные на рыбалку на ночь глядя собрались, явно не на удочки. Небольшая самодельная лодка с двумя пассажирами на борту и длинным шестом резво промчалась мимо нас и дальше в узкую протоку. Поворот реки, петля, и вот впереди поселок Урман.

Берег вдоль поселка, можно сказать, усеян лодками, свидетельство большой любви и зависимости населения от реки. Миновали Урман и тут же нашли подходящее место для ночлега. Песчаная коса и длинный остров. Причаливаем, лодку снова на растяжки и уже в сумерках спешно занимаемся лагерем. Опять использую топляки, которых кругом в достатке, весной паводками их вымывает и выносит на острова, где они сохнут и выручают потом туристов и рыбаков отличным топливом. Все, что нужно,- это бензопила. Вот костер готов. Сегодняшний ужин будет на все 100% ужином деликатесным и в тоже время классическим для сплава. Все крайне просто, готовим коптилку, на дно ольховые опилки слоем в 1,5–2 см, сверху на решетки малосольных ленков, которые еще днем были выпотрошены и засолены, закрываем крышкой и на огонь. Опилки начинают активно тлеть, насыщая ароматным запахом нежное ленковое мясо, высокая температура румянит корочку, и через час все готово. Сибирская форель горячего копчения гармонично вписывается в рыболовное меню и как основное блюдо украшает стол. Под горячую рыбку и горячительные напитки уместны, только в меру, чтобы не омрачить следующий день суровой мужской болезнью. Поужинав и немного расслабившись, убаюканные рекой, тайгой и тишиной, сидим у огня. Хочется лечь спать, что и делаем, проводив очередной счастливый день рыбалки.

Ленок из-под бревен

Утро встречает первыми лучами солнца, нежно и ласково согревая слегка озябших после ночи рыбаков, водная гладь смешалась с мягким туманом и сказочным пейзажем, воздух насыщен свежими лесными ароматами, ощущение сбывшейся детской мечты. Душу переполняют таежная романтика и счастье от того, что это все происходит наяву, а не во сне. Быстро собираемся, пьем чай и скорее на утренний клев. Река сужается, течение усиливается, остров как нож разделяет ее на две стремительные протоки, мы пошли в правую, более глубокую. Вода чистая, видно дно, сплошь забитое бревнами, именно там и был в засаде самый крупный хищник. Я только увидел стремительный, молниеносный бросок, подсечка, фрикцион запел, и ленок давай прятаться под бревна, обратно в свою засаду. Хладнокровно начал его подтягивать и чудом вывел обратно в реку, не потеряв трофей. Он давай бегать, мелькая рядом с лодкой, давай упираться, потом затих, потом все снова и снова, столько удовольствия и адреналина от процесса вываживания мало какая рыба доставляет, и плюс лайтовая снасть максимально передает все ощущения от борьбы. Словами не передашь ту силу и мощь, тот темперамент, который присущ ленку, то огромное желание рыбы бороться до последнего за свою свободу. Это вызывает чувство уважения и любви к столь достойному сопернику. 

Хочется увидеть его, сделать несколько фото и скорее отпустить в родную стихию. Еще некоторое время длится схватка, и вот ее логический конец, ленок в лодке. Вот и наша с ним фотография на память. Возбуждение постепенно проходит, все идет своим чередом, рыбалка продолжается с переменным успехом, мы увлечены как никогда и, вовремя не успев сменить направление лодки в нужную струю, садимся на мель. В этом тоже свой плюс, немного отдохнем от рыбной ловли, омоем ноги в водах красавицы-реки, выталкивая лодку на течение, и дальше в путь. Впереди поселок Береть, сплавщиков встречает церковь прямо у берега, далее брошенные дома леспромхоза, а за ними на поляне вдоль реки огромная вереница плотов, приготовленных туристическими компаниями для сплава по маршруту выходного дня. Мы решаем пройти ниже поселка в поисках места ночевки, да и заодно сделать себе запас хода на другой день, чтобы не попасть в компанию плотов.

У заповедника

Ниже поселка Береть правый берег Маны является естественной границей государственного природного заповедника «Столбы», доступ в который контролируется. Поэтому приставать на правый берег на стоянку нельзя. Место для ночлега всегда можно найти на островах, которых на реке масса: от мелких до крупных, от живописных до полностью заросших растительностью. Острова образовались на основании замытых листве нижных топляков. Находим себе подходящий и пристаем на ночлег. Немного грустно от того, что большая половина пути уже пройдена, половина рыбацкого счастья пережита, по этому поводу готовим праздничный ужин, снова пригодятся коптилка и дары сибирской реки. Палатка стоит, костер горит, рыбак на бревнышке сидит… Трапеза, и тосты за любовь к природе произносятся в ровной последовательности, каждый поймет эти чувства и вспомнит такие же моменты, как ночью на берегу у костра ощущал единение с природой. Вот и мы слились по полной. Главное вовремя остановиться и перейти к десерту, выпить чая и лечь спать. Утром я проснулся первым, чай «позвал» на выход из палатки. Прихватил с собой фотоаппарат и заодно сделал несколько удачных живописных снимков. Будет что смотреть долгими зимними вечерами. Снова стараемся быстро собраться и в путь, утреннее время дорого, впереди широкие, длинные плесы, и желание поймать что-либо крупное по-прежнему не дает покоя. Одно слегка омрачает боевой дух - то, что за три предыдущих дня потерянно немало рабочих, результативных вертушек, а тут и у лучшего воблера от ударов об камни наконец обламывается лопасть, и я остаюсь без козырей. Пришло время середнячков и время новых приманок, ставлю Myran Wipp Double и тут же ловлю на него. Проходит время, ленок идет калиброванный, одного размера, чуть больше среднего хариуса. Хочется, конечно, большого поймать, но и стабильность клева некрупного тоже радует. Поворот за поворотом, смена пейзажей, погода отличная, солнце в зените, и становится жарко - лето, однако.

Клещи

По правому берегу замечаем водопад, пристаем, чтобы его рассмотреть ближе, высаживаемся на берег и идем фотографироваться. Что сказать, красота, да и только. И тут еще один важный момент, о котором нельзя забывать. Клещи! Вернувшись к лодке, обнаруживаем их на одежде, начинаем осматривать друг друга и снимаем одного за другим. Крайне неприятный факт. Но один все таки остался, где-то затаился, уже дома дал о себе знать, впившись мне в руку. Пришлось перенести уколы иммуноглобулина для профилактики клещевого энцефалита. Если вы решили все же прогуляться по тайге, следует обработать одежду и обувь аэрозолем-репеллентом от клещей. Любая дополнительная защита от столь серьезной угрозы крайне важна.

Поляна идолов

Идем дальше, и впереди самое известное место скопления туристов, так называемая «поляна идолов». Это за кордоном Сосновка, бывший поселок сплавщиков леса. В 1977 году здесь сняли фильм «Сюда не залетали чайки» по мотивам повести В. Астафьева «Перевал». На берегу в ряд стоят деревянные истуканы, вырезанные из цельных бревен, встречают и провожают туристов и рыбаков причудливыми взглядами. Мы делаем остановку, чтобы заснять этих экзотических Манских богов, и тут сталкиваемся с нашей национальной традицией валить мусор там, где отдыхаешь. Горы разного хлама по кустам, старого и свежего режут глаз. Видно, таким образом туристы, благодарные красотам таежной реки, отдают почести в местах своих стоянок. Сев в лодку и продолжив путь, мы рассуждаем об экологическом туризме, о том, как жалко матушку природу, загаженную по всей стране ее псевдо любителями. Неужели тяжело пользоваться пакетами для мусора и утилизировать их там, где это положено? Вопросов много, ответ один: Россия…

Подводя итоги

Спустившись ниже по течению, начинаем выбирать место для последней ночевки. Зона заповедника давно закончилась, и можно ночевать, где понравится. Выбрали живописную полянку, пристали и уже по отработанной схеме каждый занялся своим делом. Вечер и ужин должны быть особенными, ведь они последние на сплаве. Целый год это не повторится, и от этого немного грустно. Все хорошее, как всегда, быстро кончается, поэтому особо и ценится и помнится и вновь ожидается. Вот и мы ночью у костра подвели итоги первого сплава сезона 2010 года. Утром лица рыбаков были смешными и опухшими, как будто их осы накусали. Значит, ночной разговор был обстоятельным и искренним, полным уважения друг к другу, к рыбалке, к природе и красавице Мане.

Цивилизация

Позавтракав копченой рыбкой, попив чайку, мы покидаем манский берег, впереди около 40 км до встречи с Енисеем, а значит, уже скоро мы будем дома. Рыбалка постепенно сходит на нет, ведь мы уже в зоне досягаемости «любителей природы» с сетями и электроудочками, да и прессинг обычных рыбаков велик, так что катимся вниз по течению, сложа руки, созерцая живописные пейзажи. Изредка пробиваем перспективные места, но все впустую, ленка здесь уже нет, убеждаемся в этом не первый год. Вот и «перекоп» - проход между скалами метров около ста. Прошел его, и снова оказываешься на берегу Маны, а так плыть по петле приходится порядка пяти километров. Прошли «Соломенную шиверу» и далее огромные камни в русле. Вот и поселок Манский. По берегам коттеджи, особняки, базы отдыха, следы новой моды и нового времени. Вернулись в цивилизацию, заработали мобильные телефоны. Вот и последнее знаковое место на реке, сейчас уже мало кто помнит о знаменитой в далеком прошлом «Стерляжьей запани». Еще до лесосплава здесь была зимовальная стерляжья яма; в ней рыбы держались и летом, сейчас же там покоится огромное количество топляка, а стерлядь мы знаем только по картинкам. Впереди поселок Усть-Мана и великий и могучий Енисей-батюшка, шесть километров вверх на моторе, и мы дома, и уже реально осознаем, что все закончилось. Закончилось, подарив рыбакам массу положительных эмоций от общения с природой, красавицей рекой и ее дарами. Нет слов, чтобы описать все хорошее и доброе, что дал сплав, писать о Мане можно долго и много, в деталях и подробностях, а этот рассказ о рыбалке - только маленькая сжатая часть огромной повести из жизни самой известной сплавной реки Красноярского края.

Материал опубликован в журнале Спининг TRAVELLER июнь-июль 2011.