Кальмары, чернила и воблеры

Вы когда-нибудь ловили кальмара на воблеры? А вообще, кальмара ловили? Вот и я нет, до тех пор, пока не попал во Владивосток. Я буду ловить кальмара в Японском море?! Когда бы о таком подумать мог? Вот уж воистину, не имей сто рублей, а имей сто друзей. С друзьями нигде не пропадешь и куда только не заберешься! Вот и сегодня почти вся наша «бригада змееловов» вновь в сборе. Все возбуждены, глаза сверкают, улыбки до ушей. 

Итак, после недели сидения на надувных лодчонках в жарких болотах и охоты за змееголовом мы вернулись во Владивосток, и даже остыть не успели — в ту же ночь новое приключение. И какое удивительное: на настоящем рыбацком судне, обвешанном гирляндами сверкающих фонарей, мы выходим в море! Есть от чего прийти в восторг.
Вечер великолепен! Розовые облака в голубом небе… Чайки… Качаются яркие, раскрашенные солнцем в мультяшные цвета катера… Клювы портовых кранов склонились вслед заходящему светилу. Золотые минареты пилонов строящихся мостов медленно блекнут. Мимо нас проплывает порт Владивостока и флагман военной Тихоокеанской эскадры в окружении своих грозных товарищей. Такое ощущение, что лучи солнца, так нежно разукрасившие всю гавань, их побаиваются, и громады стоят серыми монолитами, уверенными в своей неземной, непобедимой силе. До места идти еще час. Море дышит теплом и покоем. Солнце зашло. Город и мосты светятся огнями, проходим остров Русский.
Ну все, мы на месте. Неподалеку качаются небольшие «расфранченные» катера, которые подошли раньше. Наш трудяга по сравнению с ними — как шахтер перед клерком из лондонского Сити. Бедолаги, они не знают, какой удар по самолюбию их ожидает. Якорь в воду. Капитан зажигает свое искусственное солнце, да не одно, а штук пять! Сразу становится ясно, кто тут хозяин.
Ребята достают монтажи для отвесного лова — этакие гирлянды из ярких то ли рыбок, то ли осьминожек, с острым стальным венчиком на хвосте. Кальмары хватают этих рыбок своими щупальцами и… попадаются. Минут двадцать идет негласное соревнование: кто поймает первым. Вот серебром промелькнула стайка рыб, вот вторая — это анчоусы. Да, у кальмара губа не дура! Сейчас, сейчас он придет, на яркий свет, за нежным деликатесным анчоусом. Вон, в воде загорелись его глаза, мелькнули пепельно-серые силуэты. «Пух-бульк» — и кругом расплывается маленькое брильянтовое пятнышко. Да-да, именно «пух» и «бульк» — это кальмар пронесся и схватил одну из рыбок. Кажется, что на ходу он буквально «раздел» жертву, от которой осталось только облачко сверкающих чешуек.
Ура, первый кальмар есть. И пошло! И поехало! По одному, а то по два и по три… Всех охватывает азарт. Уже и фотографировать нет времени. Мы орем, как ненормальные, от охватившего нас восторга. Кальмар пошел, кальмар пошел… Кальмары кругом, они ракетами снуют в воде, бьются на удочках, выплевывая фонтаны воды и чернил. Мы все мокрые, все в чернилах! Говорили нам: одевайтесь во что не жалко — чернила не смыть… Наплевать! Еще кальмар. Еще три сразу. А‑а‑а! Прямо в лицо чернилами… А‑га-га! Мощный спиннинг сгибается под тяжестью. У кого-то с хрустом отломилась ножка «мясорубки». К черту мясорубку, бери быстрее мой мульт… Димон, долго пробавлявшийся редкими удачами, нащупал глубину и работает как заведенный. Вниз снасть, вверх кальмаров, вверх, вниз. Он не дает кальмарам опомниться, и они разряжают свои водяные ракетницы у него в руках, с испугу поливая всех кругом чернилами. Кальмары цветные: этот белый, этот фиолетовый, а тот коричневый… Меня укусил кальмар, я в восторге кричу. Наш борт словно взбесился. На другом — тишина и спокойствие, там сосредоточенно работают — ловят кальмара. Ну их, этих москвичей. Ненормальные какие-то, еще за борт прыгать начнут. Дикие совсем, кальмара не видели!
А это кто? Что за водоросль длинная и с пастью? Да не одна! Так это сарганы… Подсунь им под нос приманку. Не берут, черти. И живые зубастые водоросли уходят куда-то под катер. Первый азарт прошел. Кто тут говорил, что кальмара на воблер не ловят? Нет, не на специальную кальмаровую «эги» или «тюрлют», а на обычный воблер? Что? Не клюют, а если и хватают воблер, то случайно? Это мы сейчас посмотрим…
Начнем все же с «эги». Первый заброс, а что дальше-то делать? Жду пару минут, чуть поддергиваю. Пауза, опять дергаю. Что-то повисло на том конце. Ощущение, что поймал полиэтиленовый пакет. Волоку этот не подающий признаков жизни «пакет», как вдруг — упористая потяжка и опять молчок. А затем «пакет» бросается наутек так, что даже фрикцион катушки срабатывает — это кальмар набрался сил и на полную мощь пустил в ход свою реактивную тягу. Но шансов у него нет, и я вывожу голубчика на свет. Боже ты мой, первый кальмар в моей жизни на спиннинг! Вообще, в этой поездке много чего было впервые в жизни. Поднимаю его и еле-еле успеваю увернуться от струи воды, нацеленной мне точно в лоб, — мстит. На палубе кальмар фыркает и булькает, пытается цапнуть меня своими щупальцами. А уж присасывается кальмар так, что не оторвешь, и на коже надолго остаются красные следы, да еще укусить пытается.
Свет делает свое магическое дело, и кальмары буквально окружают нас. Мечутся анчоусы. Стремительно ходят длиннорылые сарганы. Похоже, что если кто-то упадет за борт, то его разорвут в мгновение ока. Нет, это не рыбалка. Это средневековая бойня! Кальмары лезут из ведер, плюхаются на палубу. Фонтаны воды, крики. Лица в чернилах, как в боевой раскраске. Одним словом — ужас!
Кальмары не отступают, но около борта, на свету, берут на спиннинг не так уверенно. Лучше всего закидывать в темноту и подматывать к границе света, там-то атака происходит мгновенно и яростно. Рядом тяжелое дыхание: опять у кого-то сразу тройня, поди вытяни.
Тут Геныч организовывает нам кулинарную паузу: достает пиалу и палочки, нарезает свежего кальмара, поливает его острым соевым соусом. Вкусно, но очень остро и для наших нежных желудков непривычно. Тем не менее все съедают по солидной порции — когда еще такого попробуешь? Прямо на палубе корабля тобою же пойманного кальмара!
Ладно, пора поддержать свою репутацию «диких» москвичей и переходить на воблеры. Мало того что это оказалось веселее, так еще и продуктивнее! Кальмары несутся за воблерами толпами, но только одному «счастливчику» достается крючок… Наши, местные, не верят своим глазам: «Вот это да, «Molix» рулит! Паоло, вы что такое делаете? Кальмары взбесились». А кальмары уже ждут на границе света и тени. Бросок, потяжка, длинная пауза — кальмар. Бросок, потяжка, пауза, кальмар! С ума можно сойти. Мы швыряем пойманных кальмаров обратно в море. Это наш триумф! Пижонистые катера притираются к нам, один даже зацепил наш якорь. Мы с Паоло выхватываем кальмаров у них прямо из-под бортов и демонстративно швыряем в воду. На катерах изнывают — у них ничего не клюет. Почему? А кто его знает. Может, потому, что у них нет наших «секретных» воблеров, а может, потому, что нет нашей радости, единения и восторга? Разочаровавшись, катера снимаются с якоря и уходят, а наше шоу продолжается. Ставим воблеры чуть ли не с самого кальмара размером. по 15—20 см. Такое чудо надо видеть самому! Бросок в темноту — и все теми же, выверенными, резкими рывками с длинными паузами ведешь воблер на свет. И вот он появляется, а за ним сверху, сбоку, снизу — кальмары, словно стая голодных бездомных собак всех мастей. Здоровенные, быстрые, они бесшумно скользят. Вот вся орава, как по команде, выпускает свои два длинных хватательных щупальца и атакует… Воблер взмывает вверх со своей очередной жертвой, а остальные ныряют и попадаются на отвесные снасти Димона. Тут и он не выдержал, быстро переделывает спиннинг и с восторгом начинает таскать кальмара на спиннинг.

Но не зря великий Хемингуэй писал, что тем хорошо и непредсказуемо море, что не знаешь, какого гада еще в нем встретишь. Геныч уже давно что-то хитрит со снастями, режет кальмара, достает у него печенку и насаживает на крючок. Вдруг он начинает быстро выбирать снасть, но с сожалением вскидывает руки. Ушел! Да кто? Да гипероглиф! До этого мы видели лентоподобного, с длиннющей пастью, вовсе не похожего на рыбу саргана. Теперь нас посетил уродливо лобастый, с какими-то словно разбитыми губами и телом рыбы-борца гипероглиф. Тут почти все бросают ловить кальмара и пытаются поймать эту сильную и быструю рыбу. Но получается не очень. Было две хороших поклевки, но гипероглиф отчаянно сопротивляется и носится на крючке, как реактивный. В конце концов оба срываются, и ловится всего один, но маленький.
И тут, в самый разгар ловли гипероглифа, когда, кажется, что вот-вот он запляшет, закружит у тебя на крючке, как холодный душ на голову: пора закругляться и сматывать удочки. Внутри все еще кипит, еще не вся энергия выплеснута, еще немного половить, ну полчасика… Но ничего не поделаешь — корабельная дисциплина нытиков не любит. Суровый, неразговорчивый матрос проходит по палубе в машинный отсек. Разом гаснут лампы. Ночь накрывает нас. Праздник окончен.  

Материал опубликован в журнале Спининг TRAVELLER Июнь-июль 2012.