Нотозеро расположено в Северной Карелии, принадлежит к системе водоемов Княжегубского водохранилища, образованного после строительства Княжегубской ГЭС в 1955-1957 годах. Водоем представляет собой достаточно обширную акваторию, с огромным разбросом глубин и множеством ям глубиной до 40 м. Озеро окружено скалами и лесами, все это, особенно в солнечную погоду, выглядит как какое-то вымышленное место, которого не существует в природе. Это надо просто один раз попробовать, и либо ты «подсел», либо нет. Под «попробовать» я имею в виду, конечно, не только местные красоты, но и ловлю одной из самых загадочных пресноводных рыб нашей страны - палии. Загадочных отчасти и потому, что нет единого и четкого определения этой рыбы.

Кто-то с пеной у рта доказывает, что палия - не что иное, как обычный озерный голец. Оставим это ихтиологам. Тем более что они тоже не пришли к общему мнению.

Дорога

В мурманском поезде, куда мы с привычным трудом загрузили все наше снаряжение, на этот раз не оказалось развеселых горнолыжников, так же, как и мы, закрывающих сезон. И это к лучшему, ибо удалось без проблем разместить вещи и выспаться. В Чупе нас встретил представитель местного туроператора Александр, и мы на двух «буханках» двинулись в путь. Следующий промежуточный пункт - поселок Тэдино, по пути засыпаем Александра накопившимися вопросами. Кафе, в котором нас ждал традиционно вкусный завтрак, стало очень популярным у дальнобойщиков, но в этот утренний час посетителей мало. Дальше нам предстоит самый сложный участок пути - на снегоходах до озера. Этот участок, протяженностью около 40 км, проходящий частично по лесу, частично по льду многочисленных озер, каждый год может быть разным. Если повезет с уровнем воды в водохранилище и погодно-климатическими условиями, дорога может представлять собой накатанную трассу с элементами слалома по лесу, которую на мощном импортном снегоходе с санями можно преодолеть за час с небольшим.Но если «не сложилось», дорога может превратиться в кашу из воды и льда, а лес встретить не настом, а буграми грязной земли, как было пару лет назад. Дорога заняла тогда около 6 часов. В первый год нашего приезда на Нотозеро, когда «снего-ходная тема» была не так развита, мы вообще выбирались вездеходом. Отсутствие дорог к озеру заметно осложняет жизнь браконьерам, да и обычным местным рыболовам попасть на лед довольно сложно. По пути останавливаемся и восторженно, как дети, радуемся увиденным на макушках деревьев огромным тетеревам, разглядываем волчьи и лосиные следы. В который разпересказываем байки, подслушанные у местных несколько лет назад.

Одну из них вспоминаем, проезжая по льду над местом, ограниченным двумя отвесными скалами. Здесь глубокая яма, в народе называемая «Ресторан». Когда-то, во времена, когда на озере велись лесозаготовки, для поддержания морального духа поселенцев было принято решение о доставке на лодке ящика чистого спирта. В тот день озеро разгневалось не на шутку, и на этом месте, на перепаде глубин, образовалась огромная стоячая волна, которая перевернула лодку. С месяц поселенцы пытались нырнуть на дно, надеясь в кристально чистой воде найти заветную жидкость, но увы! Поиски заканчивались ничем. Палии в этой яме обычно практически нет, но очень редко в «ресторан» заходит хозяин Нотозера - огромная палия, по слухам, весом не менее пуда, которая может порадовать рыболова королевской поклевкой, без шансов на вытаскивание.

Местный гид снисходительно улыбается - его версия возникновения названия «ресторан» другая, но рушить такие мифы не решается. Нежилая зимой деревня Моша встретила нас стройкой нового гостевого дома и отремонтированной баней, что нас несказанно обрадовало. Дом, где мы жили, к нашему приезду был оснащен газовой плитой и электрифицирован от дизель-генератора. Цивилизация докатилась и до этого места. А ведь еще 3 года назад ночевали в лесной избушке, в которую можно было попасть только ползком, и безуспешно вели партизанскую войну с росомахой, повадившейся ходить в лагерь.

Впрочем, медвежьи следы попадались по дороге довольно часто. Видимо, мишки почувствовали скорый приход лета, вопреки показаниям термометра.

Тактика ловли

Наскоро перекусив, поспешили на водоем. В качестве водителя снегохода, егеря и консультанта по вопросам рыбалки к нам был прикреплен местный житель Виктор, который жил отдельно и каждый день приезжал за нами утром в определенное время - к нашему удивлению, ни разу не опоздав. Приехали на место, с которого обычно начинали рыбалку в прошлые года - обширный не то полив, не то яма с различными глубинами. Объяснить выбор этого места для охоты на палию достаточно сложно. На него мы наткнулись несколько лет назад, неутомимо сверля метровый лед в безуспешных попытках найти активную рыбу. Тогда двое из нашего коллектива увидели долгожданную поклевку «монстра», похожую на неожиданно упавший на блесну с крыши 10-этажного до ма кирпич. Тогда ни одну из рыбин достать не удалось, дело кончилось порезанными леской неопреновы-ми перчатками и погнутым дюралевым хлыстом удочки. Продолжая аналогию с домом, под нами постоянно было 7-12 этажей. Крупная палия обычно занимала верхние этажи, а в нижних находили пристанище более мелкие рыбы, а также налимы в огромном количестве.


Можно последовательно облавливать все этажи, а можно сделать ставку на определенный этаж, в надежде, что рыба будет проходить именно здесь. Обе тактики имеют право на существование, основной минус облова всех глубин в том, что выход крупной рыбы чаще всего случается неожиданно, в любое время дня, и на определенной глубине. Если блесна в этот момент находится ниже нужного горизонта, можно упустить драгоценное время, так и не увидев настоящей поклевки.

Приманка, по моей практике, не имеет решающего значения, она должна хорошо чувствоваться на глубине до 20 м и иметь горизонтальную составляющую игры.

Рыбалка

Вернемся на лед водоема. В этот раз привычное место осечки не дало, и поклевка не заставила себя долго ждать. От неожиданности чуть не выронил удочку из рук! Протащив явно не маленькую рыбу несколько метров, расстроенно сел на стул - сход!!! Немного погоревав об отсутствии повторных поклевок, решил просверлиться в перспективном направлении. К слову сказать, перспективность направления оценивалась исключительно интуитивно. В новой лунке поклевок тоже не было, решил просверлить еще одну лунку, пошел в сторону, таща за собой удочку и намереваясь вытащить приманку на снег. В какой-то момент, судя по ощущениям, приманка выскочила из лунки. Воткнул удочку ручкой в снег, подошел к товарищу, перекурил с ним и решил вернуться за удочкой. Вместо удочки на льду сияла свежей белизной пропаханная в снегу борозда. Промерив шагами расстояние от места, куда я воткнул удочку, до лунки, понимаю, что до кромки льда оставалось не менее метра. Тот «задев за лед» был тычком рыбы, которая позже благополучно добила приманку и удочку вместе с ней. Погоревав о недешевом удильнике ручной работы и уловистой блесне, закончил рыбалку, доверив ребятам попробовать доловить «грабителя». У ребят дела обстояли получше, двое успели обрыбиться. Вес каждой из пойманных рыб немного не доходил до полутора килограммов. Это уже вполне товарный экземпляр, который можно присолить для употребления к завтраку. Обе взяли на большую колеблющуюся блесну в горизонте между «пентхау-зом» и нижними этажами. Вечером занялся хозяйством и сооружением новой удочки, а коллеги умчали на ламбину (затерянные живописные озерца, разбросанные в радиусе нескольких километров от домика), прощупать ситуацию с плотвой. Ее клев обычно начинается с закатом солнца и продолжается полчаса-час. Привезли целый мешок отборной, 350-граммовой плотвы. Все были радостные, глаза горели, наперебой показывали свои удочки с обрывками лески 0,14 мм. Местная практически черная плотва, с серебряным отливом и ярко-оранжевыми плавниками, брала исключительно на мормышку с подсадкой червя, которого лупила с разворота, как хорошая палия, выбивая удочки из рук. На этой мажорной ноте закончился первый день.


День второй

Утро нового дня встретило морозцем и ураганным ветром. Как ни странно, Виктор был уже на месте у домика, а не предлагал переждать погоду и посидеть дома. Его бодрый мощный Lynxx бил копытом в предвкушении трофеев. Решили рвануть на одну из ям. Ямная палия на Нотозере значительно превосходит в количестве встречающуюся на поливах, но часто размер ее не дотягивает и до килограмма. Но сначала надо найти горизонт, где в яме находится кормящаяся рыба. Все принялись усиленно блеснить, меняя этажи ловли. Я решил попробовать тяжелый 40-граммовый балансир с яркой подвеской. В какой-то момент, на очередной паузе, балансир немного подбило. Любители зимней блесны наверняка попадали на окуня, который не хочет клевать. Такого, который на каждой паузе между взмахами еле-еле «бодает» приманку. Вот так произошло и на этот раз. Никакой другой рыбы на яме быть не могло. Налим вряд ли так высоко оторвался бы от дна, а местные щуки-бревна никогда не отличались таким нежным характером. Я точно был уверен, что это палия. Но какого размера? Четыре раза я подскакивал со стула, прежде чем ощутил тяжесть на другом конце снасти. Эта рыба, стукнувшись о лед, сошла. Не успел балансир опуститься вновь, как на нем тут же повисла такая же тяжесть. Была ли это «пара» первой палии или та же первая не успокоилась? По ощущениям рыбы были идентичные. Эту удалось вытащить. В ней оказалось 2 кг. Таких бы еще парочку - и хватит, и дома показать, и угостить на работе. Ветер усилился, но через какое-то время, на новой лунке, увидев тычок, что есть силы закричал нашему «видеооператору» Володе, чтобы он достал камеру. Затем, совершенно идентично описанному выше, совершил 4 прыжка на стуле, прежде чем удалась результативная подсечка, сход-близнец у льда, и сразу после этого - еще рыба. До вечера попалось еще несколько гольцов, но ничего выдающегося не было. В своей уловистой лунке на ночь оставил удочку с кусочком рыбки, закрепив на хлыстике поперечную палочку, чтобы не лишиться последних снастей.

День третий

Утром решил немного позаниматься хозяйством в доме и не поехал в первую партию на водоем, тем более морозец усилился, а ветер стихать не собирался. Но буквально через полчаса раздалось пиликанье рации. На связи был Володя.

- Андрюха, твоя удочка в лунке болтается, проверять или нет?

- Конечно, проверяй! - сердце учащенно забилось. - Зачем ею на привязи поляну пугать, вы же ловить собрались!

- Проверяю! Ничего нету!!! Хотя... Постой-ка... Оооо... Неее... Сидит!!!

Тут связь прервалась. Все уставились на рацию в ожидании новостей.

- Ты поймал, тебе можно на рыбалку не ездить! - на всю комнату послышалось из рации.

Да какое там! Еле дождались саней, прыгнули в них и поехали в очередной раз, наперекор погоде, на заветное место. На снегу шевелился вполне приличный экземпляр. В общем-то на этом, не успев начаться, выход рыбы и закончился. Решили прокатиться на другую ямку. Там Володя практически сразу заловил гольца. И тишина. Хоть об-блеснись. От монотонного махания удочкой накатывался сон. В этот момент, переходя по дороге от меня до Андрея, Вовка боковым зрением увидел, как сначала на одной из живцовых удочек дернулся хлыстик, а затем удочка рывком соскочила со снега и молнией нырнула в лунку. Мы кинулись к лунке. Удочка торчала вертикально вниз. Ограничительная планка опиралась на края лунки, натужно треща.


- Включай камеру! - кричал Володя.

- Да плюнь ты на эту камеру, Вова! - кричали мы. - Следи за рыбой!

Камеру включать никто не умел, и Володя, одной рукой перехватывая леску с гуляющей рыбой, нашел выключатель. Заиндевевший экран видоискателя приковался к лунке. Раз за разом рыба приближалась, и вскоре в лунке показалась злобная черная морда, а затем и восхитительное сильное тело рыбки явно крупнее тех, что мы ловили до этого. Взвешивание на электронных весах показало вес, близкий к 3 кг. До полной «трехи» не хватало десятка ряпушек, обычно находящихся в желудке у такого плавающего «пылесоса». В этот раз «пылесос», видимо, только вышел на охоту, ибо желудок его оказался пуст.

Вы знаете, какое страшное испытание для оператора, в то время как начинаются поклевки, продолжать снимать, отставив в сторону удочку? Бросив камеру, начинаю интенсивно блеснить! Но все этажи сегодняшнего «небоскреба» оказываются пустыми, не спасает даже опускание блесны в нижние слои воды, где обычно стоит рыба помельче - хочется уйти от нуля. Поклевки я так и не дождался, хотя регулярно радовался успехам ребят. Это называется «не день Бэкхема». Либо божество, контролирующее Нотозеро, решило сказать мне «хватит». Палия обходила меня стороной. Зато не обошла Лешу, который не закрепил свою удочку за табуретку, используемую вместо ящика. Он был с нами в поездке первый раз и моей истории двухдневной давности, наверное, не поверил, а зря. Ситуация полностью повторилась. С тех пор, отходя от лунки, удочки привязывали к стульчикам все. После обеда, приготовленного прямо на льду, состоялась вечерняя поездка на одну из ям, где нам с Лешей удалось вытащить по рыбе. Опустив балансир на дно, я обнаружил там перепад в полметра - по ощущениям при постукивании блесной, это был валун. Из-под него тут же был извлечен извивающийся налим, а затем балансир подбило, и после подсечки на леске загуляла рыбина (думаю, все-таки опять налим), протащить которого с трудом удалось метров на 6. Попробуйте поднимать лодочный якорь, да еще сопротивляющийся, на леске пусть даже 0,37 мм? Задубевшие к вечеру пальцы начали трескаться под леской. Слава богу, сошло. Пусть размножается. Эту лунку следующим утром я благополучно не нашел под слоем снега. Надо было ставить ориентир. Ну или воспользоваться навигатором. Не часто на дне встретишь такую аномалию. «Точку» мне уже в Москве подарил хитрый Володя, который-таки втихаря «забил» ее в свой навигатор.