Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

В погоне за трофейным сибирским тайменем
Рейтинг: 
 / 2
Плохо Отлично 

Почти три месяца утрясались всевозможные организационные вопросы. За неделю до отлета нарисовалась следующая картина: две группы, 2 человека и 3 человека. Первую группу, в которую попал я, поведет сам организатор, Игорь Ольховский, широко известный благодаря увлекательным журнальным статьям о рыболовных путешествиях. Вторую - Сергей Митягин (Уссурийский), тоже очень известная личность в рыболовном сообществе Приморья.

Сроки экспедиции - с 29 мая по 7 июня 2008 г. 28 мая в 17.00 «Боинг-747» вырулил на взлетную полосу Домодедовского аэропорта и легко поднялся на заданную высоту. Пассажиров на борту было мало. Мы позволили себе занять по три кресла и устроиться с редким комфортом в салоне экономического класса. Семь с половиной часов приятного полета промелькнули, как мгновение. Хабаровск встречает нас хмурым утром. Низкая облачность дает повод сомнениям - улетим сегодня на речку или нет? Игорь Ольховский успокаивает - обязательно улетим.

Я ни разу в жизни не летал на вертолетах. Не довелось. Считал, что это самый ненадежный вид воздушного транспорта. Теперь мое мнение изменилось. Я полюбил вертолет. Это просто фантастика, когда чувствуешь, как 10-тонная махина легко набирает высоту и замирает в воздухе. Ощущения непередаваемые. Страх полета улетучивается, и ты начинаешь «кайфовать» от этого. Красивейший пейзаж медленно плывет за окном иллюминатора. Вот под тобой раскинул свои мутные воды Амур. Вот начинается болотистая низменность с редкими деревьями. Вот показались первые сопки, поросшие густым лесом. Вот бежит медведица с медвежонком. Вот одинокая фигура охотника, с ружьем обходящего свои угодья. Вот под тобой проплывают речки, в прозрачных водах которых, кажется, ждут нас трофейные таймени. И после вчерашней московской суеты это кажется абсолютно нереальным... Высадка группы Сергея Митягина прошла быстро. Три московских туриста (Сергей, Владимир и Юрий) и трое сопровождающих группу остались на берегу разбирать вещи и готовиться к 8-дневному сплаву. Напоследок Митягин посмотрел на меня и сказал: «Саня, ты поймаешь самого большого тайменя, новичкам всегда везет!»

Мы снова поднялись в воздух и полетели к месту запланированной высадки. Но нас ждал сюрприз. Воды в притоке практически не было! Речка пересохла. Как потом нам сказал знакомый охотник, такого низкого уровня воды не было почти 40 лет. Пришлось срочно менять планы и лететь на соседнюю речку. В верховьях и этого притока воды оказалось недостаточно для сплава на рафтах. Вертолет прошел по реке вниз более 50 км - воды вроде бы стало больше. Вертолетчики показывали на часы - у них заканчивалось топливо. Пришлось садиться. Впоследствии выяснилось, что нам нужно было бы пролететь еще 30-40 км. И тогда бы мы не тащили три дня, как бурлаки, по пересохшим перекатам почти тонну своего барахла. Эти три дня не забудутся еще долго. Сборы, несколько перелетов и сдвиг времени отняли много физических сил, и вот вместо рыбалки мы вынуждены перетаскивать катамаран и лодку более чем через двадцать практически сухих перекатов. В первый день мы прошли всего 7 км. Во второй - 12 км. По рыбалке стало понятно одно - трофейной рыбы здесь практически нет, слишком мало воды. Улов на всех составил пять таймешков до 5 кг за два дня сплава. Это расстраивало моего партнера Андрея. Он 10 лет ездил на таежную рыбалку, и его самый большой таймень весил 24 кг. В этот сплав он отправился с твердой решимостью побить свой рекорд. Что ж, человек предполагает, а Бог располагает. Я уже был счастлив от того, что сумел вырваться из лап мегаполиса. Не оставляла мысль, что огромные таймени ждут нас где-то впереди. Там, где много воды и глубины.

В погоне за трофейным сибирским тайменемНа третий день сплава мы прошли впадение еще одного притока, и воды прибавилось. Перекаты проходили, за редким исключением, сплавом. Более-менее начала ловиться рыба. Мне даже удалось поймать щуку на 8 кг. Чем я весьма удивил всех, ведь щук здесь раньше не ловили.

- Впереди «ядерная яма», - передал по рации Ольховский. Их катамаран с лагерным барахлом шел впереди нашего рафта.

- Почему «ядерная»? - удивился я.

- В том году здесь мы поймали много тайменей, несколько были за десятку - прохрюкала рация. Яма действительно была огромная - более 100 м в длину и глубокая. Красивейшая скала отвесно поднималась из воды. В яму сливал холодную воду длинный перекат. Сбоку впадал ручей. На дне просматривались огромные гранитные глыбы - осколки скалы. Идеальное место для проживания больших тайменей, пришли к выводу мы. И, соскочив с рафта в воду, бросились полосовать воблерами черную гладь воды. Но поклевок не было. Яма была пустая. Это было грустно. Такое классическое место нам встретилось впервые, и странно, что здесь никто не проживал. После почти получасового прочесывания ямы, смены блесен и воблеров пошли дальше. Проходя мимо скалы, мы с Андреем попутно решаем прокидать выход из ямы. Делаю последний заброс. И в конце проводки, практически в двух метрах от лодки, из толщи черной воды вслед за воблером медленно и почти вертикально выходит БОЛЬШОЙ таймень! Как потом сказал Андрей (а он видел не одного тайменя в воде), его примерный вес был 15-20 кг! И огромным конечно же он показался мне в воде, ведь вода зрительно увеличивает объект. И здесь я испугался. От неожиданности. Я сижу на краю рафта, ноги в воде по колено, а тут это полено длиной более метра открывает свою огромную зубастую пасть и медленно так всасывает мой желто-красный воблер. И при этом еще глазом так на меня пристально смотрит. Типа примеривается. Ну, думаю, сейчас он и меня съест! Произношу стандартную фразу: «Ну ни... хрена себе!» И от неожиданности останавливаю проводку. Таймень разворачивается, я машинально подсекаю, трещит фрикцион, таймень делает свечку, и я понимаю, что ОН ПОПАЛСЯ! «КАМЕРУ! - ору я Ольховскому. - Снимайте процесс вываживания!» Катамаран Игоря в двадцати метрах от нас. Он выхватывает из сумки камеру и начинает снимать. И вот здесь, видимо, я делаю непростительную ошибку. Понадеявшись на прочность снасти, начинаю силовым методом поднимать тайменя со дна, не давая ему забирать шнур. Таймень поднимается на поверхность и яростно бьет красным хвостом, похожим на лопату. Летят брызги во все стороны. После чего из бурлящего водоворота вылетает воблер, а освобожденный таймень быстро уходит в глубину. Гордый и непобежденный. «Ушел!» - я огорченно смотрю на беспомощно болтающийся во-блер. И кажется, понимаю, почему это произошло. Днем раньше Андрей посоветовал мне снять передний тройник с воблера и оставить только задний. «Чтобы рыба не травмировалась, - пояснил он. Обычно второй тройник за глаз рыбе цепляется, поэтому мы и снимаем крючки». Видимо, таймень схватил мой воблер не столько из-за голода, сколько чтобы показать шумливой пластиковой рыбешке, кто хозяин ямы. Схватил в самый последний момент, лениво и, видимо, краем пасти. «Подсекать надо было еще раз и сильнее - переживает мой напарник. - Он его пастью зажал, а потом выплюнул». Вот и вся история! Ну ладно, думаю, лиха беда начало. Главное - есть таймень, есть! И немаленький. Через километр еще одна яма. Перед ней, как и положено, перекат. Мы становимся прямо перед сливом. Я достаю легкую снасть, цепляю медную вращалку Blue Fox № 3 (наперед скажу, что работал только красновато-медный цвет). «Даешь ленка на ужин!» - с этой фразой кидаю блесну прямо поперек бурлящего потока. В это время у Игоря поклевка, и его ультралайт сворачивается в дугу. Я вижу красный хвост. «Есть таймешка»! - кричит Игорь, вытаскивая небольшого, но упорно сопротивляющегося 3-килограммового тайменя. В это время у меня резкая поклевка. Спиннинг изгибается, трещит фрикцион. «Ого! Кто-то бодренький», - из воды вылетает хороший ленок. Красивая серебристо-зеленоватая рыба. Я осторожно вывожу ее со струи и подтаскиваю к берегу. Ленок начинает выделывать акробатические кульбиты в надежде освободиться, но тщетно. Начало нашему ужину положено.

Тем временем Игорь отпускает своего маленького таймешку, а у Андрея на ультралайт уже тоже кто-то позарился. Как оказалось, тай-мешка на 4 кг. Ну, слава Поде (это местный бог рыболовов), рыбалка началась! Всего в этот день мы поймали 4 тайменей и много ленков.

В погоне за трофейным сибирским тайменемРазумеется, тайменей всех отпускаем - это священная для нас рыба. А ленки идут на еду и на засолку. Ночевать остановились напротив большой красивой скалы с ямой ишумным перекатом. Разобрали палатки. Помощники гида Анатолий и Максим приготовили прекрасный ужин. Выпили за успешный день, обсудив прошедшую рыбалку и посмеявшись над рассказанными анекдотами. Попытались связаться с группой Митягина, но не смогли - их спутниковый телефон не отвечал. Нам было интересно узнать, как у них идет рыбалка? Не было ли у них таких же трудностей с низким уровнем воды? Прикинув по карте расстояния, мы пришли к выводу, что к впадению нашего притока в Уду мы придем на сутки раньше второй группы. И пойдем по реке первыми, что для нас хорошо, так как рыба будет ненаколотая и будут все шансы поймать трофейного тайменя. И мы, довольные таким поворотом событий, разошлись спать в надежде, что завтрашний день нам принесет приятные сюрпризы. И мы не ошиблись. Следующим вечером мы пришли на место слияния нашего притока с Удой. Именно отсюда должен был забрать нас через 5 дней вертолет вместе со второй группой. Но этим планам помешал низкий уровень воды, и мы пришли сюда гораздо раньше, в надежде на то, что именно в полноводной Уде сконцентрирован таймень. Мы с Андреем решили прямо на перекате проверить новую реку. Подходим к границе мутной и светлой воды. Причем мутная вода течет в Уде. Одновременно забрасываем спиннинги: Андрей влево от слива, я - вправо. Одновременно у обоих следуют мощные поклевки. И начинается одновременное вываживание рыбин. Как потом зафиксировала камера, мы абсолютно синхронно выкачивали почти одинаковых тайменей весом 4-5 кг, стоявших под самым сливом на границе мутной и светлой воды. Это было весело и азартно.

В тот день мы поймали 5 тайменей. Последний, пойманный Андреем, весил почти 10 кг. Это был первый «тяжелый» таймень за четыре дня сплава. Взял он в яме после переката на медную блесну «Шторлинг» весом 60 г. Была у Андрея еще одна мощная поклевка и сход. Разбили лагерь. Игорь предлагает пешком подняться выше по Уде на очень интересную яму. Воодушевленные последними уловами в этой речке, мы положительно встречаем это предложение. Упорно топаем 3 километра вверх по течению, переходя перекаты, заломы и продираясь по лесу сквозь частый кустарник. Выйдя к реке на чистое пространство, мы не поверили своим глазам - навстречу плыли катамаран и рафт второй группы во главе с Сергеем Митягиным! Это был сюрприз, которого не ожидали ни мы, ни они. Ну что ж, раз такое дело, будем идти вместе. Как рассказал Сергей Митягин, они прошли более 100 км на моторах и ни разу не «таскались», как мы. На четверых они поймали 28 тайменей. Причем 12 тайменей - на месте высадки вертолета. У нас же к этому моменту было всего 14 штук. Вечером в лагере был поднят тост за неожиданную встречу и удачную рыбалку. И предложено рыбачить по схеме «через яму». То есть если одна группа останавливается на яме, то другая идет на следующую. И так чередуемся. На том и порешили.

Утро следующего дня также встретило нас великолепной погодой. С утра, пока в лагере грузили вещи на катамараны, мне удалось поймать на перекате трех ленков и одного хариуса 700 г. Это был единственный хариус за все время сплава.

На первой же яме мы обогнали наших конкурентов и ушли вперед. Рыбалка началась! Почти каждая яма после переката нам давала 1-2 экземпляра тайменей от 3 до 10 кг. Крупный таймень стоял в некотором отдалении от слива, мелкий - прямо под перекатом. Эта тенденция сохранялась до предпоследнего дня. На плесах и в ямах вдали от переката тайменя не было. Видимо, это связано с аномально жаркой погодой и теплой водой. Ведь известно, что таймени любят холодную и чистую воду.

В погоне за трофейным сибирским тайменемВремя близилось к обеду. Вторая группа нас обогнала и ушла вперед. Мы с Андреем прошли перекат и, стоя в лодке, высматривали дно, чтобы не задеть мотором о поваленные деревья. «Иногда так можно увидеть тайменя», - рассуждал Андрей, глядя в воду. Ну, ясновидящий просто! Глубина не превышала метра, как вдруг неожиданно прямо под лодкой прошли два огромных тайменя. Каждых из них был отчетливо виден в прозрачной воде. Длина была почти полтора метра, а толщина спин говорила о том, что эти рыбины весили далеко за двадцатку.

«К берегу! - заорал я Максиму, нашему рулевому. - Глуши двигатель!»

В это время от лодки в сторону обрыва шарахнулся еще один таймень. Чуть поменьше. «Да их трое! - заволновался Андрей и спрыгнув в воду, помчался со спиннингом наперевес в направлении, куда поплыла эта троица. Я тоже свалился в воду, чуть не искупавшись. Вода по грудь мешала работать спиннингом. Андрей уже делал третий заброс, когда я выбрался с глубины на более мелкое место. Бегу, разбрызгивая воду, и с ходу мечу свой воблер под обрывистый берег, куда рванули первые две рыбы. Воблер ложится в полуметре от берега, и я лихорадочно начинаю вращать ручку катушки. Надо же быстрее успеть прочесать акваторию в надежде зацепить этих монстров! Не успеваю сделать пяти оборотов катушки, как следует резкий удар, как будто зацеп. На всякий случай кричу: «Есть». И действительно, в этот момент шнур резво уходит вниз по течению. Таймень не делает свечки, никаких резких рывков. Просто тупо, как бульдозер, сматывает десятки метров с катушки, уходя все дальше и дальше.

«Срочно камеру, камеру давайте! - мои вопли слышны, кажется, даже в Хабаровске. - Это абсолютно реальный кабан!»

А сам понимаю, что его не остановить. Бегу по берегу, выматывая слабину шнура. Ну, думаю, теперь ты меня не проведешь! На воблер я второй тройник вернул, фирмы OWNER поставил. И кольца заводные поменял на более качественные. Так что, мистер таймень, ты в проигрыше на этот раз! Сейчас я тебя как вытащу и как зафотографирую! «Мужики, это никак не меньше двадцатки! - радостно кричу я. - Он даже свечки не делает».

Таймень стянул метров сто шнура. Но кажется, начал уставать. Уже не рвет вперед. На течении держится, оно ему помогает. Ладно, думаю. Подошел метров на двадцать. Он уже на поверхности плавает, красный хвост как лопата из воды торчит. Начинаю осторожно подтягивать к берегу. Таймень не дурак, понимает, что проигрывает, и начинает перекручиваться. Вращается вокруг своей оси и шнур на себя наматывает. И тянуть его поперек против течения тяжело. Но я упорно тяну к берегу, абсолютно уверенный в прочности своей снасти. Таймень совсем обессилел. Подвожу его к берегу. Он начинает снова крутиться и шнур с себя сбрасывает. Опять держу его только за во-блер в пасти. Тут таймень делает последний бросок на середину реки. Но у меня-то уже и фрикцион ослаблен - знаю, что рванет напоследок. Рванул метров на 10, больше сил, видимо, совсем нет. А Анатолий все это безобразие на камеру снимает.

В погоне за трофейным сибирским тайменем«Ну все, головастик!» - кричу я тайменю. - Ты попался! Будешь сейчас фотомоделью работать!» Начинаю уверенно подтягивать его к берегу. И в этот момент рвется шнур. Таймень стоит в 10 м неподвижно, с воблером во рту. Я его отчетливо вижу. У меня страшнейшее разочарование - как же так! Когда я понял, что случилось, то отбросил спиннинг и рванул навстречу тайменю, который уже начал приходить в себя. Эти 10 м я преодолел в считанные секунды. Подлетев к тайменю сзади, я хватаю его за хвост! Хвост огромный, одной рукой не обхватывается. Пока я пытался взять его обеими руками, таймень лениво махнул хвостом. Скользкий хвост выскочил из моих рук. И таймень начал медленно-медленно уходить в сторону струи. С моим воблером в пасти! Я постарался его еще раз схватить за хвост, но уже было поздно. Красная лопата, лениво помахивая в стороны, уходила в глубину. Минуты две я стоял на месте, тяжело дыша, весь мокрый, с трясущимися руками. Я мог справедливо сказать - мое счастье было у меня в руках. Но оно было так коротко, что я не успел им насладиться. Вот невезуха-то...

Рассматривая оторванный шнур, мы заметили, что он размочален на конце. Игорь Ольховский авторитетно заявил, что это таймень перетер его зубами. Андрей с ним категорически не согласился - «У тайменя зубы как у собаки! Он не может перетереть шнур никак». Так это или не так, но я поставил стальной поводок и поменял шнур на 50-либровый SURF SENSOR фирмы DAIWA. Больше сходов у меня не было.

Шестой и седьмой дни сплава прошли более-менее ровно. Погода стояла жаркая. Таймень ловился исправно. Постоянно в улове присутствовали экземпляры от 5 до 10 кг. Я, наконец, научился достаточно точно читать речку и определять с наибольшей вероятностью места, где стоит рыба. В предпоследний день погода начала портиться. Появились тучки. Иногда шел кратковременный дождь. Видимо, из-за перемены погоды таймень начал мигрировать по реке. Если раньше мы его встречали только в ямах после слива, то теперь он ловился и выше переката, и на плесах под заломами. К вечеру предпоследнего дня сплава я на ультралайт (решил половить ленка) сумел вытащить тайменя на 12 кг. Это вываживание на супертонкую снасть бойцовой рыбы доставило мне массу удовольствия. Адреналин бил в крови, жизнь звучала красками. Но моих товарищей огорчало отсутствие трофейных экземпляров за 20 кг. Вторая группа сумела поймать только одного тайменя на 19 кг. К великому сожалению, он заглотил воблер в жабры очень глубоко, потерял много крови, и ребята не смогли его реанимировать - он погиб. Больше трофейных экземпляров нам не попадалось. Настроение в группе Ми-тягина упало, да и мой напарник Андрей как-то загрустил. А мне было все равно. В первый раз, как говорится, все «по кайфу»! Шел последний день сплава. На счету нашей группы было уже 59 тайменей. С утра, сам не знаю почему, я решил поменять свой уловистый воблер на колебалку. Ковыряясь в ящике с огромным количеством приманок, я наткнулся на очень интересную блесну. Человек, продававший эти блесны, возглавлял фирму «Фаворит» из Красноярска. И сказал, что он сам ее придумал. Это огромная колебалка ручной работы из медного сплава, похожая на куусамовский Professor с двумя тройниками. Только изюминка была в том, что посередине блесны был вделан пропеллер, как у «девона». Стоила она 300 рублей. На ней стояла наклейка «Царь-рыба». Я решил попробовать и приобрел оставшиеся 5 штук с витрины. Медная была только одна, весом 50 г. Но именно она и стала той самой счастливой блесной, поймавшей мой первый в жизни трофейный экземпляр, достойный уважения профессионалов! До обеда я подряд вытащил 6 тайменей от 5 до 9 кг. Практика показывала - чем ниже мы сплавлялись по реке, тем крупнее становился прилов. Андрей тоже поймал несколько тайменей до 8 кг. Что было у второй группы, мы не знали, так  как два дня шли с большим отрывом по времени впереди. Солнце парило, температура достигала 25 градусов. Вдали бродила грозовая тучка. Может, эти изменения в природе и сыграли решающую роль в поимке больших тайменей. За три дня до этого мы с напарником разделились - он сплавлялся вместе с Игорем Ольховским на грузовом катамаране, а мы с Максимом (помощником Игоря) - на легком рафте. Времени было два часа дня, и мы уже подумывали о стоянке на обед. Наш рафт легко обошел на перекате катамаран и ушел вперед. Я стоял на носу лодки и вяло продолжал обкидывать акваторию уже без особой надежды на поимку чего-то стоящего: все-таки последний день сплава подходил к концу. Слева и справа проплывали красивые хвойные деревья, вовсю заливались птицы, радуясь летнему солнышку. Легкий ветерок проносился рябью над водой, мешая рассматривать дно речки. Впереди показался залом, речка поворачивала свое русло направо. Посреди реки из воды торчало старое дерево, изрядно потрепанное весной сходящими льдами.

В погоне за трофейным сибирским тайменем«Макс, обходи его справа, - обратился я к сидящему на моторе. И размахнувшись, метнул блесну точно в 10 сантиметрах от залома. «Молодца!» - похвалил я себя за меткость. Все-таки 7 дней тренировки набили руку. Подматывая блесну к лодке, я уже подвел ее вплотную и хотел уже вытаскивать из воды. То, что произошло в следующую секунду, я помню как в замедленном кино. Из воды быстро нарисовалась ОГРОМНАЯ ПАСТь. Мы с Максимом не видели ни тела, ни хвоста. Была только зубастая пасть размером с ведро. Эта штука выскочила из воды и с шумом захлопнула рот, легко заглотив 16-сантиметровую блесну, как малька кашалот. После чего, резко развернувшись, ударила по воде хвостом. Отработав на автомате контрольную подсечку, я скомандовал Максу: «К берегу!» Макс, заведя с полоборота мотор, направил нашу лодку к берегу. «Бери камеру и снимай!» - прокричал я и сиганул с рафта в воду. Таймень, наверное, не сразу понял, что его надули. Возможно, он подумал, что эта рыбка какая-то неправильная, и попытался ее выплюнуть. Вообще я ни разу не слышал о том, чтобы таймень вел себя как щука - он высунул из воды свою пасть, встал на хвост и начал трясти головой влево-вправо. Действительно, ну прямо как «зубастая». Таймень смотал не больше 20 м шнура. Видимо, он был очень стар и только что хорошо покушал. Поэтому сопротивлялся очень слабо.

Весь процесс вываживания занял не более 7 минут. Будучи почти вытащен на берег, он попытался сделать последний рывок. Я с удовольствием предоставил ему эту возможность - мне хотелось подольше побороться с этой прекрасной рыбой. Я уже понял, что поймал действительно супертрофей. Но, памятуя о предыдущих сходах, особо не настраивался подержать его в руках, ожидая, что и он сейчас махнет на прощание ярко-красным хвостом. Но в этот раз удача была на моей стороне, и побежденный трофей был благополучно выволочен на берег. Это был действительно ОГРОМНЫЙ и ТОЛСТЫЙ таймень. Думаю, это был пра-пра-пра-прадедушка многим тайменям, живущим сегодня. Двумя руками я еле-еле выдвинул его подальше от воды и, упав рядом на колени, поднял руки кверху, издав победный клич. С только что подошедшего катамарана спрыгнули остальные члены нашей экспедиции. И в один голос произнесли: «Ничего себе... рыбка!» Взвешивание тайменя в специальной сетке на двух весах (одних не хватило) показало вес в 40 кг! Это был достойный трофей, длиной полтора метра! Таймень любезно сыграл роль фотомодели, попозировав у нас на руках несколько минут. Процесс реанимации тайменя занял около получаса. Все это время я держал рыбу обеими руками за хвост против течения и водил его взад-вперед, насыщая жабры кислородом и не давая рыбе переворачиваться на спину. Вскоре таймень ожил и, медленно пошевеливая огромным хвостом, ушел в темную глубину к своей родне. «Прошай, головастик», - мысленно благодарил я этого монстра за доставленные минуты настоящего рыболовного драйва. Этого заряда адреналина мне должно хватить надолго.

Через два часа в яме рядом с нашим лагерем Андрей поймал еще одного трофейного тайменя, на 30 кг. И тем самым побил свой личный рекорд. Второй группе улучшить свои показатели не удалось. Вечером была организована походная баня с настоящими березовыми вениками и благоухающим запахами тайги паром. Это придало нашим ощущениям свежести и чистоты не только физической, но и эмоциональной. Настроило нас на звенящую частоту природы. Как же не хотелось мне возвращаться из сказочного мира тайги, где ты абсолютно свободен душой, тебя не терзают проблемы, не терроризирует мобильник, ты дышишь настоящим воздухом, а не смрадом большого города. Ты подчиняешься естественному природному распорядку дня, а не жесткому формату твоей работы. Здесь ты - в гармонии с природой. А это самое главное...

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ