Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

Сам с собой, да со Щучьей рекой
Рейтинг: 
 / 1
Плохо Отлично 

Как-то неожиданно закончилось лето. Я сидел на кухне и уныло смотрел на августовский лист настенного календаря, где неказистый передвижной красный квадратик плотно сжимал в своих застенках тридцать первое число.

Осознав, что отпуск перевалил за экватор, а по-настоящему серьезной рыбалки пока так и не случилось, я решительно сжал рукой трубку телефона и набрал номер друзей в Лабытнанги. К счастью, они оказались на месте и были готовы принять гостя хоть сейчас. Таким образом, в День знаний какой-то дополнительно назначенный южный проходящий поезд увозил меня на Полярный Урал.

В Лабытнанги друзья снабдили меня двухместной «Уфимкой», и один из них на грузовом «КамАЗе» подбросил до фактории Лаборовая, куда на 140 км от города тянется вполне приличная для такого класса внедорожников «автострада». Хотя правильнее сказать: дорога есть. Договорились, что друг заберет новоиспеченного рыбака-одиночку через неделю на сто десятом километре Бованенковской трассы под мостом.

Итак, за семь дней мне предстояло пройти неспешным сплавом примерно 85 км по реке Щучьей, именуемой в простонародье Пыряяха. От Лаборовой к берегу реки по тундре ведет узкая мшистая километровая тропинка (N 67.38.437, E 067.32.225), по которой я в два приема перенес рюкзак, снасти и лодку. На противоположном берегу стояли нарты, паслось несколько оленей. Ненецкая семья, закупив в поселке-фактории продукты, переправлялась на противоположный берег на точно такой же надувной лодке, как у меня. Поприветствовав друг друга, мы разошлись в разные стороны.

Вода в реке отливала бирюзой и напоминала какое-то теплое южное море с обертки популярной шоколадки. Чего нельзя было сказать про «ласковый» северный, как всегда почему-то встречный, ветерок. Я решил отойти от поселка подальше, дабы не нарушать своей неказистой фигурой и особенно физиономией местный колорит. Наконец-то сбылось: вот я и вот река. Река чистая и холодная. Далекая и таинственная. И мы с ней один на один. Прямо сейчас. Между нами связующее звено, его величество Спиннинг. (Как-то для себя попытался провести такое псевдолитературное сравнение: если штекер или маховый поплавок — прямая и безжалостно-холодная шпага, витиеватый и искусный нахлыст — изысканная и утонченная рапира, то спиннинг — серьезное мощное оружие саблиста.) И, как всегда, первый интригующий вопрос: с чего начать? Чем осуществить первый заброс? В поляризационных очках хорошо просматривается голубовато-сизое песчаное дно. Иногда оно исчезает из виду, как бы постепенно растворяясь — глубина превышает два метра. Но эти метры — как морская бездна. Течения почти нет. А встречный умеренный ветер может спокойно удерживать лодку на месте.

Я долго роюсь в воблерно-блесенной коробке. Наконец, выбираю проверенный единичный тигровый Blue Fox с вабиком на тройнике, пристегиваю к ультралайтовой снасти и… Нет, откидываюсь на рюкзак за спиной, откладываю спиннинг и лежу, вглядываясь в высокое синее небо, смакуя и растягивая паузу перед первым заполярным забросом. Неподалеку над кромкой пойменного ивняка парит сапсан, выглядывая зазевавшихся леммингов. Из болотистой окружающей тундры доносятся запахи багульника и желтеющей листвы карликовых берез. По прибрежной водяной кромке семенят пунктиром трясогузки. Я скашиваю в их сторону взгляд, и тут чуть в стороне, на отмели, где высокий прибрежный бугор сохраняет нетронутой ветром водную гладь: «Чмок!» — и круги…

Лирические струны замолкают. Чувствую, глаза засверкали охотничьим блеском. Лодку поворачивает по течению, но я не отвожу взгляда от места всплеска, чуть не сворачивая шею. Рука ощупью находит пробковую рукоять. Бросок чуть выше отмели. Вертушка цепляет дно. К тройнику прилипают травинки. Эх… С досадой выкручиваю бесполезные метры. Вот он какой, первый бросок… Последующие попытки, хоть меткие и дальние, бесплодны. Никто не клюет. Лодку сносит с места и крутит в небольшом водовороте. Отгребаю на противоположный берег и упираю лодку носом в отмель. Бросок вверх по течению на одиннадцать часов и медленная подмотка. Далеко видна яркая «тигровая» точка. А за ней-то рыба идет! Хариус! Но к блесне не притрагивается. Остается метров пять, затем меньше и еще меньше. Я прекращаю проводку. Блесна, как бы споткнувшись, плавно вильнула лепестком и вот сейчас уже пойдет ко дну и… Поклевка! Есть!

Известно, хариус — знатный боец. А тут еще и размер достойный. За полкило точно. Может и больше. Но прихвастнуть не перед кем, свидетелей нет. И что важно, вроде не предвидится. Быстро освобождаю рыбу, и следующий бросок туда же. Но тут поклевка просто мгновенная. И борьба уже серьезнее. Опять хариус. Этот уж точно за кило. По брюху две яркие желтые продольные полосы, как лампасы. Таких не встречал раньше. Еще несколько пустых забросов. Ладно, хватит на сегодня. Время к ужину. А еще кухню-де лать и спальню, еду готовить, постель взбивать. Больше-то некому нынче. Но эти все заботы базируются теперь на мощном фундаменте знания: рыба есть и ловится! И завтра мы это дело обстоятельно разъясним.

Выбор стоянок на реке широкий. Что называется, «можно походить по базару». Особенно если, как мне, например, костер не нужен. Некоторые поднимут брови в недоумении: «Как это? Ну ладно, еда на горелке, а сушка, какая-никакая безопасность, наконец, романтика?» Не спорю. Но пока нет необходимости. И дыма не люблю, отравился когда-то. И устал с дороги. Да еще и адаптация высокоширотная не наступила пока.

Где-то лает собака — хоть и старался уплыть подальше, да река кривули больно круто метит. В карту смотрю: по прямой от поселка отошел всего на два с половиной километра. Присолил хариусов, «бичпакет» заварил и спать. Ночью шел дождь, ветер швырял на палатку ольховые листья.

Утром под объемистую кружку кофе минут сорок (никак не хотелось шевелиться) высчитывал по карте навигатора рекомендуемую ежедневную скорость передвижения, чтобы попасть на финиш вовремя. Вроде бы получается 15 км в день. Но карта не очень точна, скорость реки неизвестна — есть места, где течение повыше 5 км/ч будет, а есть, как вчера при ветре, — минус 0,5 км/ч. Наконец пришел к единственному приемлемому решению: не на турсплав приехал в тридесятое царство, на рыбалку. И буду рыбачить, когда и сколько хочу, а потом и ночью смогу догрести!

Быстро упаковался, и только выплыл за поворот — дунуло. Не то чтобы очень, но сразу пришлось за второй полартековской курткой в рюкзак лезть. А впереди прямая с полкилометра и ветер, естественно, в лицо и против течения. Где-то слышал название такого ветра — «вмордувинд». Ага, именно так. Попробовал поспиннинговать немного, но блесну швыряет неизвестно куда, петля выдувается. Смотрю, уже барашки по воде побежали. Как на Рыбинке, ей-Богу, только цветом посвежее. И это при ширине реки в 50–70 метров. Впрягся в весла и пошел, не останавливаясь, раз дело такое. Думаю, до поворота в затишок зайду, там и порыбачу. Через час зашел. Ветер поменялся.

Но обрывистый берег какое-то укрытие дает. Вылез из лодки и стал вдоль обрыва похаживать да покидывать. На тигровый «блюфик» нет выходов. Поставил Myran Toni желтенький, и на второй проводке есть красавец! Так неспешно еще четырех хариусов сманил. Отлично! Теперь можно и дальше плыть, новые места разведывать. А тут дождик затрусил. Укутался в непромокайку и погреб не останавливаясь. Буду ловить, когда хочется. А сейчас холодно на ветру мокрому, значит, пройду пока расстояние большее, чтобы для хорошей погоды рыбацкого времени осталось.

На одном из поворотов вода круговоротом опавшие листья гоняет, и коряги торчат в разные стороны. Не удержался от соблазна, бросил. Два витка, и затрещал фрикцион. Похоже, не хариус нынче. Так и есть. Она! Чье название вольно или невольно передалось реке. Щука. Некрупная, но зубастая. С этого момента поставил поводок и не снимал его, за редким исключением, до самого финиша.

В общем, так и плыл себе потихоньку, то гребя иногда что есть мочи, то останавливаясь в интересном месте на ловлю. Был и морозный утренник, и мокрый снег. И пара летних деньков, когда теплело до +22° и гнус да мошка напоминали, кто на самом деле в тундре хозяин. Были и великолепные, достойные кисти мастера, грозно-облачные закаты. И тихие звездные ночи. После первого морозца тундра заиграла ярко-красной осенней палитрой, одаривая усталого путника то черникой, то подберезовиками.

Дабы не перегружать читателя малозначительными событиями сплава-заплыва по реке низшей категории сложности, сосредоточусь на рыбалке.

Хариус

В публикациях и отзывах рыболовов‑путешественников, в том числе и в настоящем журнале, авторы отмечают, что хариус лучше ловится выше поселка-фактории Лаборовая, где Щучья имеет ярко выраженное течение и отвечает параметрам «горной» реки. Скорее всего, там его больше и по количеству. Тем интереснее мне было его поймать гораздо ниже по течению. Классическое достаточно большое хариусовое место с каменистым дном и быстрым течением мною было замечено лишь однажды. Но тем не менее мне удалось поймать несколько увесистых экземпляров даже ниже устья Малой Хадыты.

Щучья как до, так и после обозначенного места имеет песчаное дно, глинисто-песчаные берега, один из которых, как правило, крут и богат на поваленные деревья, а второй — ровный, пологий, напоминающий пляж. На Щучьей, как нередко и на других реках, время наилучшего клева хариуса совпадает с вылетом насекомых, если они к тому времени еще окончательно не замерзли. Тогда по кругам на воде легко заметить кормящихся рыб.

Как-то в самом начале маршрута я, разуверившись в блеснах, наладил бомбарду и довольно быстро поймал на рыжего Kaddis несколько средних хариусов. Но затем упрямство классического спиннингиста взяло верх, и я стал экспериментировать с вертушками, коих набрал предостаточно. И сейчас я готов утверждать, что хариус во время вылета насекомых, да и в другое время на Щучьей хорошо ловится на блесны при условии, что их (блесен) у вас много и вы не ленитесь их чаще менять. Особенно меня поразил факт, что когда я безрезультатно перепробовал «вертушечный бомонд» и стал маневрировать с блеснами, имеющими невнятное, а то и вовсе отрицательное имя и неказистое содержание, положительные результаты не заставили себя долго ждать. Причем, как правило, впереди блесны был стальной поводок. Всегда на катушке стояла плетенка.

У меня не было задачи прокормить группу коллег или поставить даже личные рекорды. Но ежедневно в различных местах вплоть до низов маршрута, за 20 км до финиша, хариусов попадалось от десятка и больше. Как-то возле одной из ночных стоянок утром вышел кормиться мелкий хариус, не более 300 г. Здесь я уделил рыбалке больше внимания. Вот одно из наблюдений той забавы: если хариус «ткнул» блесну (что случалось почти на каждой проводке), больше он ее пробовать не будет. Но, порывшись в коробке и подобрав наконец-то именно в это время и в этом месте самую уловистую вертушку, можно соблазнить до десятка. Затем опять нужно подбирать приманку. Причем хариусы носятся за блесной как окуни, невзирая на совершенно демаскированного рыболова.

На струях от кос вдоль обрывистых берегов удалось поймать несколько экземпляров на плавающие мелкие воблеры естественного окраса. Но там часто дежурит коварный зубастый хищник, и я, экономя приманки, проявлял умеренность и воздержание к ловле.

Щука

Что говорить об этой рыбе на реке с таким названием? Тем не менее не так уж все просто. Да, начиная от «хутора» ненцев, как только стали появляться крутояры и заводи с круговоротами, нужно было готовиться к встрече с коварной хозяйкой. Для этого я собрал спиннинг среднего класса с прочной плетенкой и оснащал его крупными плавающими воблерами с заглублением до 1,5 м. Вода в реке достаточно чистая, и щука прекрасно контролирует свою территорию, оставаясь в засаде. Поклевки в явных щучьих местах (глубина, водоворот, коряги), как правило, случаются на первой проводке, редко на второй. В таких местах обычно щук несколько. И, что характерно, сначала выходят более мелкие экземпляры до 2 кг. Рыбы крупнее начинают атаковать воблер, лишь когда выловишь (отпуская) «мелочь».

Опять проявилась легендарная щучья жадность. Так, на очередной подмотке крупного «шеда» случилась мощная щучья поклевка. Рыбина рванула в коряги, но была остановлена удилищем. Когда удалось подтянуть рыбу поближе, в пасти, кроме воблера, темнел чужеродный предмет. Я подумал, что это, наверное, какие-то донные ветки или трава, которую щука зацепила, мечась под водой. Рыба выглядела солидной, и я стал буксировать ее на противоположный пологий берег, дабы сделать несколько фотоснимков и разобраться с крючками. Из щучьей пасти торчал рыбий хвост. Вечером на стоянке (щука была взята на еду) в желудке был обнаружен полуторакилограммовый почти не переваренный налим.

Но случалось и такое: в одной из ям щука проявит себя тычком в воблер и затем не решается клевать больше ни на что. Блесны я почти не использовал, так как после нескольких подводных глухих зацепов потерял несколько штук. По слухам, в Щучьей водятся щуки, достигающие 20 (!) кг. Но это ближе к впадению в Обь. Мой же рекорд в этот раз едва превысил скромную «шестерку». Однажды, после поклевки рыбы около 5 кг, мне захотелось сделать динамичный снимок и сфотографировать щуку в классическом прыжке. Для этого «дрессировщику» нужно дождаться, когда рыба наберет разгон по поверхности, и затем чуть посильнее натянуть «вожжи», сразу же ослабив. «Дрессированная» рыба успешно выполнила упражнение, взлетела, мотая огромной пастью, глотнула воблер еще глубже вместе с поводком и, приводняясь, перекусила шнур. Я лишился приманки, снимок тоже не получился. За 10 км до финиша щуки перестали клевать полностью.

Окунь

Вот кто неожиданно порадовал и развеселил одинокого странника в редкий теплый осенний вечер. Я облавливал очередную щучью яму крупным «минноу». Воблер постоянно натыкался на какие-то непонятные препятствия. В один момент мне показалось, что его атакует мелкий хариус. Через мгновение из изумрудной глубины выплыло яркое полосатое чудо, растопырившее алые плавники. «Перегруппировка» приманок заняла меньше минуты. В глубину ушел салмовский зелено-тигровый «Хорнет». Рыба клюнула после двух легких рывков удилищем. Далее началась песня, сказка и былина в одном романсе. Особенно когда на растерзание рыбам полетел раттлин. Разгоряченные и разволновавшиеся рыбы окружили лодку и плавали по поверхности в надежде поживиться. Причем экземпляры под килограмм были не редкость. Некоторые позировали перед фотоаппаратом. В ход пошли вообще все имеющиеся у меня воблеры. Один из самодельных не выдержал испытания — окуни оторвали у него лопасть и тройник.

Стоянок окуней на Щучьей я обнаружил только три, и они были очень локальны. Я связываю это с крутящейся в тех местах сосьвинской селедкой, партиями заходящей в сентябре из Оби в Щучью. У местных жителей эта рыбка из сельдевых считается деликатесом, промышляют ее исключительно сетями с мелкой ячеей.

В целом, если окунь обнаружен, нужно проявить терпение и обловить участок гремящими и звенящими приманками. Постепенно у лодки соберется приличное стадо. Расцветка окуней очень яркая и контрастная. Загляденье!

И другие

Когда я подошел к финишу сплава, оказалось, что на одном из дорожных мостов, что в 50 км ближе к городу, идут ремонтные работы, и машины временно по нему не пускают. Пришлось ждать друга с машиной около суток. Естественно, я решил коротать время за обловом окрестных вод. Непосредственно под мостом было обнаружено просто величайшего размера стадо некрупной рыбы семейства карповых, называемой в тех местах чебаком. (Сейчас, когда я пишу эти строки, вооружившись различного рода ихтиологическими справочниками, так до сих пор и не определил эту рыбку: под народным названием «чебак» в разных местах люди подразумевают плотву, ельца, ельца сибирского, язя. Вероятнее всего, это сибирский елец, экземпляры которого нередко превышают 400 г.) Поплавочники успешно ловили его с моста на червя. «Но это же не наш метод»! — сказал я себе и стал испытывать вертушки. Редкие поклевки случались, но рыба не садилась на крючок. Вот уж кто заставил понервничать! Рыбы — миллион, а поймать не могу. Помогла «хариусовая Щучья» методика: постепенный планомерный и скрупулезный подбор приманки. Наконец «выстрелила» блесенка, на которую, как это уже стало привычным, мало обращаешь внимания. И тут, что называется, «стало фартить». Но рыбки небольшие с бледно-белесым оттенком.

В прилове на мосту попадались и обычные мелкие ельчики. А как-то вечером на одной из стоянок на финскую «Липпа-рясанен» клюнул килограммовый налим. Но это был единичный случай, и он достоин лишь упоминания. Конечно, Щучья богата сиговыми. Ряпушка в то время вообще пришла на нерест под мост. Но ее не могли поймать и поплавочники. Хотя они особо не упирались — кругом стояли их сети. Как-то читал, что иногда можно поймать на нахлыстовую мушку щекура (тоже из сиговых господ). Надежду лелеял, забрасывая бомбарду, но, увы, пока не случилось.

В общем, вопросы остались.

Наконец «КамАЗ» прорвался, чтобы забрать слегка одуревшего от одиночного плавания рыбачка. Друг-водитель сообщил, что нужно срочно давить на педали: мост открыли лишь на шесть часов. Я забросил в кузов вещи и, поклонившись в пояс Щучьей, пробрался в кабину. «КамАЗ» рявкнул мотором, возвещая об окончании моего путешествия по реке.

Это был уже мой седьмой столь длительный одиночный поход. В первые шесть я еще не ходил.

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Статьи автора

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ