Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

Тиманский кряж

Долгие годы Северный Тиман казался неким полюсом недоступности — от ближайшего города Нарьян-Мара лететь вертолетом более 200 км. И вертолет надо заказывать, никаких рейсов туда нет. Проще было съездить в путешествие в Якутию или на Чукотку. Но мечта — на то и мечта, чтобы когда-нибудь сбыться.

В 1994 году мы небольшой компанией предприняли отчаянную, но вполне успешную попытку познакомиться с Северным Тиманом. От города Печора по одноименной реке на скоростном теплоходе «Метеор» дошли до устья левого притока, реки Сула. Потом поднимались в верховья Сулы, таща на бечеве 200 км против течения резиновые лодки. Далее предстоял большой переход по заболоченной тундре к истокам реки Индига и длинный сплав до одноименного поселка на берегу Баренцева моря. Однако в этом рассказе я не буду описывать то давнишнее путешествие. Это могла бы быть отдельная статья. Добавлю только несколько строк о неожиданном событии, которое помогло осуществить задуманное. Времени на переход и сплав по Индиге катастрофически не хватало. Мы уже готовы были повернуть назад, так и не достигнув цели путешествия. И тут утром рядом с нашим лагерем на берег таежно-тундровой реки садится вертолет МИ-2 с иностранными геологами. Короткий разговор с пилотами — и через 2 часа «за спасибо» мы уже на берегу Индиги. Невероятно! Наверстав почти неделю драгоценного времени, мы достигли цели — увидели красоты Северного Тимана.

Первое путешествие открыло много новых горизонтов. В разговорах с местным населением мы узнали о красивейшей реке Белой — притоке Индиги, о базальтовых скалах, обрывающихся в Баренцево море, о мысе Чаячий. Новая информация предопределила наши будущие маршруты. С тех пор мне удалось путешествовать в тех местах еще восемь раз. Две детские экспедиции в июле 95 и 96 годов. Потом отпуска в августе—сентябре. Каждый раз открывал для себя что-то новое, и этим летом опять половина путешествия прошла по новым местам.

Итак, решив все формальности с посещением погранзоны, договорившись со всеми местными знакомыми о заброске-выброске, мы бригадой в четыре человека 2 августа отбываем из Москвы в Архангельск. Через день Ан-2 благополучно доставляет нас в Нижнюю Пешу. В ночь выходим в море на небольшом спасательном катерке, с хозяином которого договорились заранее. Утром на берегу Чешской губы в небольшой деревне Волонга ждем прилив и начинаем подъем на своих резиновых лодках вверх по Волонге. На первых же перекатах на мелкую вертушку начинает исправно ловиться хариус.

К концу второго дня проходим рыболовно-охотничью базу «Манса», расположившуюся на высоком открытом берегу реки. В просторных палаточных домиках пусто. «Дорого!» — объясняет единственный человек на базе — сторож, показывая нам базу. На вопрос о рыбалке последовал ответ: «Какая рыбалка! Вода теплая, вот рыба и не идет с моря». Мы, было, огорчились, но вскоре выяснилось, что эти слова не надо понимать буквально.

На следующий день я решил попытаться поймать крупную рыбу. Была моя очередь идти налегке по берегу, пока напарник вел на бечеве лодку. В руках только спиннинг и фотоаппарат с видеокамерой. На крупную рыбу — крупная приманка. Оснастка — вертушка Blue Fox № 5 — зарекомендовала себя в прошлые годы с лучшей стороны. В первой же яме с первой проводки садится крупная рыба. Несколько секунд борьбы, и снасть оборвана. Обидно, но сам виноват. С прошлого сезона не посмотрел плетенку. Срезаю метров двадцать шнура, вяжу новую приманку. На следующей яме с первой проводки поклевка, и через несколько минут пятикилограммовый красавец лосось лежит у берега. Отпускаю. И через несколько забросов ловлю еще одного. Подходят ребята и ловят еще пару штук. На следующей яме все повторяется. Теперь понятно, что местные подразумевают под словом «рыбалка».

Надо сказать, что в этом путешествии мы выпускали практически всю рыбу. Принцип «поймал — отпустил» работал как никогда. И в первую очередь это касалось благородного лосося.

В этот день мы «наловились». Наловились в том смысле, что рыбацкий азарт постепенно сошел на нет. Спиннинги были сложены, и мы продолжили движение вверх по реке. На одном мелководном плесе удалось насладиться редким зрелищем — стая красной рыбы не спеша шла вверх перед нами, оставляя характерные разводы волн. Дойдя до переката, рыба ускорила ход, над поверхностью кипящей воды мелькали хвосты и плавники. Потрясающе! Казалось, что мы находимся где-то на дальневосточной реке во время хода горбуши или кеты.

Вскоре изобилие прекратилось. Видимо, мы обогнали косяк, или он остановился ниже по течению. Поимки семги стали единичными, зато стали попадаться некрупные кумжа и голец.

Чтобы не вводить читателя в заблуждение относительно семужьего изобилия, замечу, что такое количество рыбы видишь редко, за все годы путешествия на Северном Тимане подобное случилось трижды. В тактике ловли никаких особенностей нет. Леска, будь то плетенка или моно, должна выдержать рывки и свечки 10-12-килограммовой рыбы. Приманкой могут служить как традиционные блесны, так и воблеры. Мы предпочитаем оснащать спиннинг блеснами — наверное, в силу большей предсказуемости их поведения в воде. Причем практика показала, что одинаково уловисты как колебалки, так и вертушки светлых тонов.

Ловить следует в ямах под перекатами. Причем далеко не в каждой яме может быть рыба. Обычно хватает нескольких забросов, чтобы убедиться в ее наличии или отсутствии. Были случаи, когда накануне рыба не ловилась, ее в данном месте явно не было. А на следующий день можно было обловиться. Учитывать необходимо и сезон ловли. В первую половину лета попадаются редкие некрупные экземпляры, оставшиеся в реке с прошлого года. В августе — сентябре попадается рыба, идущая на нерест. Чем ближе к морю, тем раньше. Так, на Белой — притоке Индиги — время лова начинается в конце августа, а на Волонге мы застали рыбу в первой декаде месяца. Очевидно, что год на год не приходится. Так, в этом и в прошлом году на Белой удалось поймать всего несколько экземпляров, и рыбалка была трудовой. А в другие годы счет шел на десятки хвостов. Однажды, выходя из Белой в Индигу (а Белая чистой струей вливается в коричнево-торфяную воду Индиги), мы увидели боль- шой косяк разнокалиберной семги, готовый продолжать подъем вверх. Многочисленные попытки соблазнить рыб разными блеснами не увенчались успехом. Мы остались ночевать в устье, и каково было наше удивление, когда на следующий день мы обнаружили косяк на том же месте. И рыба опять отказалась от наших приманок!

За четыре дня мы прошли 55 км до правого притока Волонги, речки Кумушки. Дальнейший путь шел через верховья Кумушки на Белую. Подъем бечевой по Кумушке невозможен, так как в этой речке мало воды, крутой перепад высоты и много камней. Значит, 20 км пешком по тундре. Учитывая вес нашего снаряжения, получилось все 60: мы могли переносить вещи только в два захода. Перевалочный лагерь устроили в верховьях Кумушки, как раз на полпути к Белой. Решили сделать дневку и получше изучить красоты реки.

Возвращаясь вечером в лагерь, издалека видим интересную картину. Метрах в двухстах впереди под высокой скалой спокойный, достаточно глубокий плес длиной метров 50. В начале плеса у переката всплески достаточно крупной рыбы. Замечу, что это единственное спокойное место в близлежащей округе. Речка мелкая, каменистая, с многочисленными шиверками и порожками. Для крупной рыбы мест нет. Забрались на скалу, вглядываемся в воду. Под нами стоит стая крупной рыбы. Стараемся не выдать себя, чтобы не распугать рыбу. Периодически отдельные особи поднимаются к поверхности, чтобы подобрать каких-то насекомых. Некоторые делают свечки, выпрыгивая целиком из воды. Стаю хорошо видно. Насчитываю восемнадцать штук. Судя по размерам, явно не хариус. Но кто? Кумжа? Голец? Снасти с собой нет. Решаю рано утром вернуться сюда со спиннингом — за время пешего перехода соскучились по рыбе. Рано утром прихожу на место. Начинаю пробивать яму. На третьем или четвертом забросе поклевка. Через две минуты вывожу рыбину на берег. Кумжа на два килограмма! Стая стоит компактно, и на следующем забросе вытаскиваю еще одну. А это уже голец! Появился азарт. Сколько штук из восемнадцати удастся поймать? Хватки рыбы на каждом втором забросе. Несколько сходов. Пойманную рыбу складываю в небольшой бассейн, отделенный от основного русла. Через час ловли поклевки все реже, а вскоре и совсем прекращаются. Ну и хватит.

Удовольствие получено. Вот это рыбалка! Двенадцать штук, кумжа вперемежку с гольцом, и все ровные, по 2–2,5 кг. Оставляю четыре штуки на еду, остальных отпускаю. Сразу после завтрака мы понесли вещи на Белую и больше к этому месту не возвращались. Белая встретила нас нагромождениями камней и отсутствием воды. То есть вода, конечно, была, но ни о каком сплаве речи идти не могло. Очень похоже на Кумушку, только воды еще меньше. До знакомых мест еще 30 км вниз по Белой. Время у нас есть, находим хорошее место для лагеря и решаем постоять несколько дней. Не так далеко, в верховьях ручья Кечвож, находится «каменный город», на осмотр которого мы отводим целый день.

В промежутках между прогулками пытаюсь ловить рыбу. В единственном в округе омутке вылавливаю двух некрупных кумж. В речке на удивление много мелкой форели. Но поймать ее не так просто. Во-первых, приманки. Самые мелкие вертушки-нулевки, имеющиеся у нас, оказываются крупными для такой рыбы. Много холостых хваток, после которых клев прекращается. Немного и мест для стоянки этой рыбы. Ловить можно в небольших ямках и затишках под перекатами. Главное — не приближаться, не спугнуть рыбу. Это создает определенные сложности при ловле. Точному забросу легкой приманки мешает ветер, а проводке — донные водоросли и камни. На проводку есть только несколько метров. Если с забросом и проводкой все нормально, как правило, следует поклевка, и двухсотграммовая форелька оказывается на берегу. Наверное, нахлыстовые способы были бы более уловисты.

Интересно то, что в верховьях и Белой, и Кумушки практически нет хариуса. По крайней мере, мы его не видели и не ловили. Хариус появляется в большом количестве значительно ниже. В верховьях рек есть только форель и, если встречаются относительно глубокие и протяженные ямы, кумжа и голец.

Пора двигаться вниз. Зная, что река на первых километрах непроходима, переносим часть груза на плечах. Потом возвращаемся за лодками и протаскиваем их между камней. К концу дня в реке появляются места, где можно проплыть в лодках. В таких глубоких плесах мы замечаем стайки гольцов. Вода прозрачная, и в солнечных лучах рыба прекрасно видна. Мы поздно замечаем рыбу, полностью сосредоточившись на прохождении препятствий и проводке лодок. Она нас тоже видит, но ведет себя достаточно спокойно. Попытки соблазнить рыбу на поклевку ни к чему не приводят. Голец полностью игнорирует блесну. На следующей яме мы ведем себя осторожнее. Увидев впереди перекат, а за ним спокойную воду, тормозимся. Беру спиннинг, осторожно подхожу к перекату и бросаю блесну вперед в яму. Поклевка не заставляет себя ждать, и красавец голец на берегу. Еще несколько забросов, и еще одна рыбина становится трофеем. Ужин обеспечен, можно двигаться дальше.

После впадения речки Кечвож воды становится достаточно, чтобы почти не выходить из лодок. Река входит в красивое каменное ущелье. Дно реки представляет собой отполированную водой каменную плиту, местами выходящую на поверхность. В таких местах образуются короткие сливы водопадного типа, за которыми следуют протяженные глубокие плесы, заканчивающиеся очередным сливом. Эти плесы геологи назвали «исполиновы котлы». Именно в них живет крупная кумжа и голец. Если место не обловлено предыдущими группами, можно быть уверенным в успехе ловли. Причем здесь можно рассчитывать на поимку трофейных экземпляров. Так, мной была поймана кумжа на 7 кг.

Через несколько километров река выходит из ущелья, появляются мелкие плесы, чередующиеся с каменистыми перекатами. Здесь начинается царство хариуса. Его так много, что даже на мелком перекате с одного места можно за 15 минут выловить десяток хвостов. Поскольку красную рыбу мы выпускали, решено было наловить для горячего копчения хариуса. После обустройства лагеря до захода солнца иду на перекат. Рыба меня не видит, так как нахожусь против солнца, да еще под обрывистым берегом. Поэтому ловлю не таясь. Через 20 минут ловли на кукане десять хариусов и небольшая кумжа.

У меня сложилось впечатление, что выше по реке крупная рыба вытесняет хариуса, и он занимает участки, где крупной рыбы нет. Косвенно это подтверждается отсутствием крупной кумжи и гольца и присутствием хариуса ниже по течению, вплоть до устья Белой. Крупная кумжа нам больше не попадалась, а единственного и последнего гольца я поймал значительно ниже, в одной знакомой по прошлым годам яме, где традиционно ловилась семга. Семга тоже вытесняет хариуса. Иначе чем объяснить тот факт, что, заходя из моря в реку, семга перестает кормиться, но при этом активно атакует блесну? Можно с большой долей уверенности утверждать, что присутствие хариуса на каком-либо участке реки означает отсутствие крупных лососей. По крайней мере, это относится к речке Белой.

О хариусе хочется написать еще несколько строк. Одну из первых детских экспедиций мы начинали от озера Каменного, из которого вытекает Каменная Виска — левый приток Белой. Недалеко от озера речку пересекает каменная гряда, образуя метровый водопад. У правого берега под водопадом есть глубокая ванна метров 7 длиной, практически отделенная от основного русла. При подходе к этому месту мы увидели, что в ванне рыба просто кишит. На поверхности воды мелькало множество рыбьих плавников и хвостов. В поисках более простого пути через водопад рыба попадала в эту ванну и скапливалась в ней в большом количестве. Изредка отдельные особи пытались преодолеть препятствие, взлетая по вертикальным струям водопада, но тщетно. Уже и не знаю, по каким причинам-то ли из соображений гуманности, то ли из любопытства — мы решили помочь рыбе. Одна проводка подсачека, и десяток килограммовых хариусов благополучно переправлен за водопад. Повторив процедуру «спасения» несколько раз, мы поняли, что в этой ванне скопились центнеры рыбы. В июле хариус поднимается в более прохладные воды верховий, и естественные преграды становятся местом его скопления. Посетив это место через месяц, я убедился, что рыбы по-прежнему много. Видимо, далеко не всем удалось преодолеть водопад.

Еще через день пути, преодолев «непроходимый» каньон, мы оказались в уже знакомых для нас местах. Немного жаль, что мы не изучили в полной мере этот каньон на предмет наличия рыбы. Река не давала расслабиться — многочисленные каменные обломки образовывали мощные крутые сливы и пороги, а в одном месте упавшая скала полностью перегородила русло, и пришлось с большим напряжением перетаскивать лодки и снаряжение по берегу. Времени на рыбалку практически не было. Несколько попыток что-либо поймать не увенчались успехом.

А дальше — знакомые места. Вот в этой яме раньше ловили семгу. Пробую кидать блесну. Рыба не клюет, или ее здесь нет. Хариус есть, но его столько, что интерес к его ловле давно пропал. Ловим исключительно на еду. А вот в этой яме семга тоже ловилась, даже в прошлом году. Кидаю блесну в яму со стороны переката. Уже рука устала вращать ручку катушки, а поклевок все нет. Неужели и здесь нет рыбы? Перехожу на другую сторону и кидаю блесну за перекат поперек течения. И вот долгожданная поклевка! Через минуту вытаскиваю того самого последнего гольца. Поскольку времени остается не так много — один из команды должен покинуть нас на неделю раньше, — знакомые места проходим за несколько дней. В традиционных местах семга не ловится, да и многие ямы уже замыты. Только дважды нам улыбнулась удача. В двух ямах в конце каньона «Каменные ворота» поймали четыре семги, потом на следующий день километрах в десяти ниже в неожиданном месте — еще двух. Очень надеялись, что в глубоких ямах недалеко от устья Белой мы встретим красную рыбу, но ничего, кроме нескольких щук и хариусов, не поймали.

На Индиге нам повезло. Сильный попутный ветер помог за один день преодолеть большую часть пути до «Железных ворот», где нас должны забрать в поселок знакомые. Сэкономленный день решили провести в точке встречи у рыбацкой избы и посвятить неспешным сборам. Традиционно в низовьях Индиги я предаюсь, как я ее называю, «стариковской» рыбалке. Здесь, в низовьях, ширина реки достигает 100 м, течение замедляется, чувствуются приливы-отливы. Спиннинг переделываю в фидер, привязав на поводках к основной леске два карповых крючка. Вместо груза — подходящий по форме и весу камень. В качестве наживки использую рыбьи или птичьи потроха. На такую снасть можно поймать самую разнообразную рыбу. Один раз восемь лет назад попалась двухкилограммовая семга. Ловится налим, сиг, елец, изредка попадается некрупный хариус. Но самая многочисленная в улове — камбала.

Некрупная, до полукилограмма, но на сковороду самый подходящий размер. Поклевки следуют буквально через пару минут после заброса. Можно подождать еще несколько минут и вытащить сразу двух камбал.

Последние пять дней мы провели на море. В планах было посетить несколько интересных, в том числе и в плане рыбалки, мест. Но испортившаяся погода внесла свои коррективы, и мы большую часть времени провели на мысе Чаячий, обустроившись в деревянном балке. В километре от нас в море втекает небольшой ручей, и, по словам местных, в него заходит голец. В одну из прогулок по окрестностям я решил подняться по ручью. Ручей шириной всего метр и мелкий. Но метрах в трехстах от моря есть двадцатиметровый участок ручья, где глубина доходит до полуметра. Вот тут я и заметил в ручье рыбу. На участке в несколько метров стояло пять гольцов. Полюбовавшись рыбой, я продолжил свой путь, решив вернуться сюда со спиннингом.

Вечером я стоял чуть выше места, где днем находилась рыба, и размышлял, как, не распугав рыбу, можно ее поймать. Ловить было неудобно: ручей узкий, забрасывать надо далеко, берег зарос кустарником и травой, да еще дует сильный ветер. Все шансы, что приманка окажется в прибрежных кустах. Но в целом все получалось, и уже после нескольких забросов двухкилограммовый голец оказался на берегу. Потом было три досадных схода и еще несколько выходов гольца за блесной. Смена блесны результата не принесла. Еще час безуспешных попыток соблазнить рыбу на поклевку ни к чему не привел, и в наступивших сумерках я вернулся в балок. А еще через несколько дней наше путешествие благополучно завершилось.

В заключение хотелось бы сказать, что будущее Северного Тимана не может не вызывать тревоги. Это уникальное место на нашем европейском Севере, неповторимая красота природного ландшафта сочетается здесь с богатейшими для Заполярья флорой и фауной. Мы знаем, насколько природа Севера ранима, а в последние годы доступность этих мест заметно возросла. Функционирует рыболовно-охотничья база, стало больше туристических групп. Через день специально за красной рыбой прилетают вертолеты из больших городов — эти вычерпывают все, что можно поймать и увезти. Контроль со стороны природоохранных ведомств практически отсутствует. Вблизи Индиги планируется построить нефтеналивной терминал с соответствующей инфраструктурой. Администрацией Ненецкого автономного округа предпринимаются шаги по созданию на Белой природного биосферного заповедника, но этого явно недостаточно для сохранения уникального уголка природы.

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Статьи автора

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ