Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

С легким спиннингом — за чарвакской селедкой
Рейтинг: 
 / 0
Плохо Отлично 

Селедкой в наших краях называют практически любую белую рыбу, которая на эту самую «селедку» похожа — шемаю, верховку, ельца и даже чехонь. Говорят, что в водохранилищах на западе Узбекистана есть даже настоящая аральская селедка и во время весеннего хода она отлично ловится на животные насадки. Из всей этой селедочной братии меня прежде всего интересовали те рыбки, которых хоть иногда можно половить на спиннинг — чехонь и шемая. Правда, «селедки» эти свой хищный нрав проявляют редко, и в наших краях об их серьезной ловле на спиннинг говорить не приходится.

Пляжное знакомство

Однако не так давно я открыл для себя еще один «селедочный» вид, который на спиннинг ловится просто отлично. Речь идет о «селедке» из Чарвакского горного водохранилища, правильное научное название которой — корейская востробрюшка. Вид, конечно, не местный, это и по названию понятно.

В водохранилище эта рыбка попала во время вселения туда других рыб — сазана, толстолобика и белого амура, скорее всего это произошло совершенно случайно. Вроде бы теплолюбивая рыбешка в водохранилище прижилась, хотя странновато осознавать, что ее ближайшими «соседями» являются не только крупные карповые, но и совсем уж холодолюбивые форели, маринки, пеляди и даже сиги.

Первое знакомство с чарвакской селедкой произошло совсем не на почве рыбной ловли. Как-то в начале июля мы с друзьями путешествовали вокруг Чарвакского водохранилища. День был ясным, и к полудню все просто изнывали от жары. Решили искупаться, но это оказалось проблемой: характер берегов водохранилища таков, что местечко для пляжного отдыха нужно еще поискать — во многих местах берега представляют собой высокие обрывистые скалы. Немного поплутав, поехали по указанной местными жителями грунтовой дороге и добрались до пляжа — довольно узкой полосы пологого берега, с двух сторон зажатой скалами. Народу — море, кажется, на этом пляже купались и загорали все жители близлежащих кишлаков и половина ташкентских курортников.

Товарищи мои смело полезли в прохладную зеленоватую воду, а я решил познакомиться поближе с одиноким удильщиком, сидящим на краю пляжа у высокой скалы. Тем более что время от времени он резко взмахивал коротким удилищем и вытаскивал из воды бурно сопротивляющихся серебристых рыбешек. Разговорились — на катышки хлеба рыбак ловил рыбок, которых он назвал «селедками». Улов был довольно скромным, но рыбки были вполне приличного размера. Причем ни удильщика, ни его добычу казалось, ничуть не смущали бултыхающиеся рядом и ныряющие со скалы купальщики.

Я залез на скалу и присмотрелся к поверхности воды — в ее теплом приповерхностном слое можно было разглядеть несколько небольших стаек «селедок», быстро шныряющих в поисках пищи. А возникающие на поверхности гладкой как зеркало изумрудной воды круги говорили о том, что нечто съедобное рыбки все-таки находили. Дома я поделился своими впечатлениями со знакомым ихтиологом, и он определил вид — корейская востробрюшка.

Рыбка эта похожа на всех мелких «селедок» сразу — что-то у нее есть и от уклейки, что-то и от шемаи. Прежде всего бросаются в глаза отличия в окраске спинки — она и не зеленоватая, как уклейки, и не голубоватая, как у шемаи, а просто серебристо-серая, причем потемнение чешуи от брюшка к спине выражено очень незначительно. Тело ее не слишком вытянуто и по пропорциям ближе к шемае, хотя из тела заметно выдается довольно плоский живот, что видимо и послужило поводом назвать рыбку востробрюшкой. Боковая линия востробрюшки сильно изогнутая, но просматривается плохо — кажется, что рыбка имеет практически ровную окраску чешуи по всему телу. Самые крупные экземпляры чарвакских «селедок» бывают до тридцати сантиметров в длину, но обычный размер рыбешек — 15–20 см. Мелкие востробрюшки могут сбиваться в огромные стаи, рыбки покрупнее чаще держатся небольшими группами или поодиночке.

Форелевое знакомство

 Вскоре представилась возможность познакомиться с корейской востробрюшкой поближе, и уже на почве спиннинговой ловли. Мы с моим коллегой по увлечению ближе к августу выбрались в горы за форелью. Остановились у знакомого лесника, домик которого находился недалеко от устья небольшой горной речки (по местному — сая), в которой вроде бы эта форель водилась.

Особого опыта спиннинговой ловли форели у нас тогда не было, поэтому начать ловлю решили с устья. Рассуждали примерно так: в водохранилище форель есть, в реке (по слухам) тоже вроде есть — значит больше всего ее должно быть именно в устье, где хищной рыбе проще охотиться за держащимися там гольцами и мелкими маринками. С нашей базовой стоянки устье просматривалось неплохо и казалось, что находится оно в какой-нибудь паре километров — чистейший горный воздух благодаря отсутствию пыли и дымки создает иллюзию близости даже отдаленных предметов.

 Собственно, устья как такового не было, а был большой узкий залив, напоминающий норвежский фьорд, так как поднявшаяся в водохранилище вода затопила низовья сая. Однако добраться туда оказалось непросто — вдоль берега прохода нет из-за крутых скалистых берегов, а дорога в обход заняла почти час, притом примерно в километре от устья залива дорогу перегородила капитальная изгородь, защищающая чьи-то виноградные владения. В общем, пришлось вдоль изгороди спускаться к заливу и попытаться поймать форель там, тем более что время от времени вблизи поверхности можно было заметить всплески как мелких, так и довольно крупных рыб.

Первые забросы небольшой форелевой вращалки показали, что приманкой кто-то интересуется, а через несколько проводок попалась и первая рыбешка — ею оказалась старая знакомая «селедка» — корейская востробрюшка. Двигаясь в сторону истока речки по естественной терассе, образованной при подмытии высокой водой глинистого склона, начали делать непрерывные забросы, пытаясь попасть приманкой в образуемые рыбой круги. Однако ни одна форель так и не поймалась, зато «селедки» попадались через каждые пятьдесять забросов. Судя по силе всплесков, форель там все-таки была, и может быть эти всплески были свидетельством ее охоты на мелких «селедок», но ни одному из нас даже в голову не пришло заменить микровращалку на что-нибудь более объемное и увесистое, что могло бы привлечь внимание охотящихся форелей. А вскоре уже было не до рыбной ловли — в начинающихся сумерках я оступился и со всей рыболовной амуницией «съехал» па пятой точке по крутому глинистому склону в ледяную воду залива.

После довольно продолжительного заплыва с трудом отыскал место, где можно было выбраться на берег — и на крейсерской скорости, даже не отжимаясь, побежал на базу отогреваться. Наутро мы опять направились к устью, на этот раз — к настоящему. Пастух показал нам небольшую тропинку, спускаясь по которой мы попали прямо к месту впадения сая в затопленный залив. Казалось, что место — просто рай для форели. Поток вливается в глубокий залив и теряет скорость среди обломков скал, застрявшего на отмели топляка и притопленных деревьев — пятнистые красавицы чудились нам под каждым укрытием… Как бы не так — райское местечко целиком и полностью оккупировала уже знакомая нам корейская востробрюшка! При проводке блесны вблизи поверхности ее атаковали исключительно эти агрессивные рыбки, а на глубине не удавалось провести ни одну из приманок из-за бесчисленных зацепов. И тут в голову впервые пришла мысль — раз с форелью не везет, то не половить ли чарвакскую «селедку» специально?

Специальная «селедочная» охота

 Каких-либо особых приманок или снастей для ловли «селедки» не понадобилось — у каждого из нас был легкий спиннинг и коробочка с форелевыми приманками, из которых в ту первую специальную ловлю мы использовали только мелкие вращающиеся блесны и колебалки. В результате чего появились и первые осознанные выводы о том, где, как и на что ловить чарвакскую «селедку». Основные стайки самых крупных рыб держались у совершенно открытых мест, там, где струи затихали и течение становилось медленным и ровным.

Было видно, как время от времени «селедки» всплывали к поверхности воды и захватывали оттуда мелких черных букашек. Но и наши приманки они не игнорировали: относительно крупные рыбки соблазнялась вращалкой не очень часто, но зато атаковали приманку очень агрессивно, и несмотря на упорное и какое-то беспорядочное сопротивление большинство «селедок» доходило до берега. Вроде бы рыбешка кормилась с поверхности, на приманку более уверенно хватала в толще воды, на глубине до метра.

Все попытки поймать крупную востробрюшку у поверхности были безуспешными. А вот дальше в заливе, где течение исчезало, а поверхностный слой воды хорошо прогревался солнцем, держались более многочисленные стайки некрупных «селедок». Их атаки были более смелыми, и наибольшей привлекательностью для мелочи обладала вращалка, проведенная в быстром темпе по самой поверхности с бурунами и всплесками. После поимки двух-трех рыбок из стайки мелкие хищники настораживались и атаковать приманку отказывались.

Однако, после небольшого перерыва в 5–10 минут жадные хватки прожорливых рыбешек возобновлялись с прежней интенсивностью. В первой «селедочной» ловле в полной мере были испытаны только два типа приманок — самодельные вращалки № 0, 00 и микроколебалки от 1,5 до 2,5 г, как самодельные, так и фирменные. Лучше ловили пожалуй что вращалки, причем рыбки чаще атаковали приманки темных расцветок и даже совсем черные, но явно побаивались блесенок с сияющими на солнце полированными лепестками. Из колебалок самыми уловистыми оказались самые маленькие, полутораграммовые блесенки с интенсивной игрой при самой медленной проводке. Я добросовестно испытал весь свой «микроколебалочный» арсенал, но и в этом случае микрохищники явно предпочитали не блестящие, а темные и тускло окрашенные приманки.

С тех первых вылазок прошло несколько лет, за это время было совершено достаточно много специализированных «селедочных» рыбалок и мы уже научились ловить этого микрохищника намного увереннее и успешнее. Оказалось, что самое большое количество этих рыбок живет не в устьях притоков, а на большой воде водохранилища. Но не везде, а там, где имеются хоть какие-то отмели с пологими глинистыми берегами. Теплолюбивые рыбки собираются на таких отмелях огромными стаями, в прозрачной воде эта стая видна издалека и напоминает бесформенное серое пятно. В таких стаях рыбок ловить можно уже не только для развлечения, но и для «прокорма» вполне солидной рыболовной компании. Тем более что селедки, пожаренные в масле до хрустящей корочки, — настоящий деликатес! Изменились и наши представления о самых правильных приманках для «селедочной» ловли.

Оказалось, что самыми уловистыми приманками являются маленькие поверхностные воблеры. Если такой воблерок попадает в центр «селедочной» стаи, то уже в момент приводнения он бывает атакован сразу несколькими рыбешками, а буквально через секунду добыча бьется на крючке, распугивая своих сородичей. С одной стаи можно выловить до десятка рыб, после чего она отходит от берега. Но ненадолго — уже через несколько минут ловлю можно возобновить практически на том же месте с прежней интенсивностью. Думаю, что для такой ловли годится любая легкая снасть и практически любой небольшой воблер, лучше — плавающий. При небольшой ряби на воде или заметном волнении лучше ловить на тонущие микровоблеры, проводимые на глубине до 1 м, или на еще более тяжелые приманки — например, на маленькие колеблющиеся блесны.

В тихую теплую погоду, когда поверхность воды напоминает стекло, наиболее интересно ловить на миниатюрные попперы. Из-за отсутствия лопатки поппер летит заметно дальше, чем такого же веса и размеров воблер, что позволяет делать забросы с большего удаления от «селедочной» стаи. Может быть, по этой причине поппером зачастую соблазняются более осторожные крупные экземпляры востробрюшки. Техника ловли — обычная: довольно интенсивные подергивания с бульканьем, временами рыбки атакуют даже равномерно идущую приманку. Весной и осенью, по холодной воде, селедки придерживаются более глубоких мест, и при этих условиях почти незаменимыми приманками вновь становятся подгруженные мелкие вращающиеся блесны или колебалки, которые нужно проводить вблизи дна отмелей равномерно, на самой маленькой скорости. Если мы с моим коллегой по рыбалке направляемся в горы на два-три дня, то один день обязательно посвящаем ловле чарвакской «селедки» — корейской востробрюшки.

Азартная ловля этого микрохищника веселит душу, позволяет, что называется, руку набить и вселяет уверенность в будущей успешной ловле более серьезного соперника — форели. Если спиннингист начинающий, да еще и увлекается легким спиннингом, то эта рыбка может служить прекрасным объектом как для получения первых навыков, так и для последующего оттачивания технических приемов владения снастью. А жарким летом ловлю «селедки» можно успешно совмещать с пляжным отдыхом, что обычно нравится всей семье, а не только ее рыболовной части. Так что чарвакская «селедка» — рыбка, выдающаяся во всех отношениях. 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Похожие материалы

Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Статьи автора

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ