Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

Там, где течет река
Рейтинг: 
 / 0
Плохо Отлично 

Еще не рассвело. В воздухе витает сумрачная мгла, а румянец восходящего солнца прячется за горизонтом. Роняя яркие лучи, ночные фонари освещают пустынные городские улицы, а он уже подходит к своему излюбленному месту. Тут, недалеко от центральной части, он ловит рыбу уже более двух десятков лет. Это не означает, что здесь всегда хороший клев, хотя место действительно стоящее. На своем пути бурное течение натыкается на каменную гряду, после чего резко замедляет бег, разливаясь в небольшой заводи, опоясанной ивняком.

Между этих ощетинившихся кустов он и облюбовал узкую полоску суши, с которой бросает свои спиннинги в размытую рекой яму. Лишь ранней весной, когда строптивая река выходит из берегов, он вынужден искать рыбацкое счастье в других краях. Лет двадцать тому назад, так же как и он, используя тяжелые кормушки, сотни рыбаков ловили рыбу в пределах городской черты. Но сейчас все изменилось, и такой способ ловли стал считаться анахронизмом. Это понятно. Не только рыбы в реке стало значительно меньше, но и мода в любительском рыболовстве установилась иная.

Как говорится, все течет, все изменяется. Но он по-прежнему остался верен своему многократно проверенному способу лова. Ему безразлично, что многие считают его странным, чудаковатым. Им не понять, что он просто любит постоянство и не собирается изменять собственным привычкам, поступаться принципами. Да и поздно чтото менять. Как-никак, он давно разменял свой седьмой десяток. Для него, рыбака более чем с полувековым стажем, рыбалка не просто давнее увлечение. Это нечто большее, чему он сам не может дать объяснений. Она подобна неизлечимой болезни, которая оставляет человека в покое лишь после смерти. Но, в отличие от истинной хвори, эта болезнь приносит только удовольствие, оставаясь единственным светлым пятном в жизни после смерти жены.

Дети не в счет. Они давно выросли, разлетелись по стране и живут своей жизнью. У них свои проблемы, свои заботы и хлопоты, и он никогда не осуждает их за редкие прилеты в родительское гнездо. А рыбалка скрашивает его одиночество, вносит разнообразие в серые будни, не давая хандрить. Много лет назад именно благодаря ей он научился любить не только плещущуюся в реке рыбу, но восходы и закаты солнца, шелест камыша и зарослей прибрежной травы, своенравное речное течение и коварные водовороты. Он научился общаться с рекой и узнал ее жизнь. Даже в бесклевье он мог подолгу сидеть на берегу возле своих спиннингов и, попыхивая папиросой, всматриваться в серебристые воды реки. Что видел там убеленный сединой старик, все время что-то шепчущий про себя, знал только он один. …Сегодня все идет, как обычно. Не доходя сотню метров до заповедной заводи, он резко сворачивает с тропинки, напрямик ведущей к реке, и переходит на совсем не свойственный старику мягкий кошачий шаг, чтобы не распугать снующую у берега рыбу.

Выйдя к месту, опускает на песок рюкзак, прислоняет к нему спиннинги и, закуривает. Пока тлеет папироса, не спеша разбирает свой рыбацкий арсенал. Установив в песке держатели спиннингов, набивает кормушки кашей, рецепт приготовления которой изобрел сам, и наживив крючки червями-выползками, поочередно забрасывает снасти. Когда у верхушек удилищ зависают колокольчики, усаживается на раскладной стульчик и снова курит. Что ждет его сегодня, одному Богу известно.

В последний раз стоящая поклевка была три дня назад, что совсем не удивительно, ведь все это время столбик барометра прыгал, как мячик. При таких перепадах давления человеку жить не хочется, не то чтобы рыбе усиленно кормиться. И все же поклевка была. Вот только он умудрился ее проморгать. Возможно, подвела сноровка. Что ни говори, а годы берут свое. А может, рыба оказалась умнее и проворнее его. Так или иначе, но, сделав подсечку, он вытянул на берег крючки с обглоданными выползками. Рыба вышла победителем, что, впрочем, нисколько не огорчило его. Напротив, при виде жалких остатков наживки его сухие, растрескавшиеся губы изобразили нечто, напоминавшее улыбку.

Прервав воспоминания, он отрывает взгляд от слегка покачивающихся на ветру колокольчиков и осматривается вокруг. Солнышко уже взошло, защебетали птахи, застрекотали кузнечики. Туман, нависший над такой же седой, как он сам, рекой, рассеялся, а струящийся из реки пар растворился в свежести утренней зари. Природа ожила.

Просидев еще час, он проверяет снасти. Течение реки почти полностью вымыло кашу из кормушек, а насаженные на крючки выползки изрядно потрепались о подводные камни, и их необходимо менять. Ну вот, кажется, все готово. Тяжелые кормушки вновь устремились в сторону фарватера, чтобы выталкиваемая из них течением прикормка дразнила рыбу и манила к извивающимся на крючках червям. Надо только терпеливо ждать. Так, как умеет это делать он. Его не интересует мелкая рыбешка, которую с радостью ловят многие. Нет, он не осуждает этих людей. Возможно, им просто не дано понять, что такое настоящая рыбалка, в которой он знает истинный толк, каждый раз ожидая серьезного, сильного соперника, оборвавшего не один десяток крючков и заставлявшего чертыхаться на берегу многих оставшихся ни с чем рыбаков.

В этом ожидании как-то незаметно летит время. Наступивший вечер уже успел охладить пыл полуденной жары, принеся с собой свежесть и тишину. Однако окончательно этой тишине не дает установиться один из его колокольчиков, который заливается пронзительным звоном в такт раскачивающемуся взад-вперед спиннингу. Нет, это не ветер, не коряга, зацепившаяся за уходящую в синеву воды леску. Это поклевка. Ошибиться он не может. Об этом говорят его опыт и интуиция, которые с годами не притупились.

Аккуратно обхватив рукой удилище, он делает длинную подсечку и вращает на себя рукоять катушки, но сделать больше нескольких оборотов не может. И, хотя сознание сверлит единственное слово «Есть!», он вынужден подчиниться неведомой исполинской силе, которая тянет его леску, заставляя отпустить барабан катушки. «Метр… два… пять… семь…» — проговаривает он про себя, глядя на стремительно убегающую вдаль рыболовную нить. На счете десять он с силой тянет лапу катушки на себя, охлаждая пыл своего соперника и заставляя его остановиться. В этот момент спиннинг, как взнузданный жеребец, чуть не встает на дыбы. От предельного натяжения леска звенит. И он, и его подводный визави, бросивший вызов, замирают, проверяя на прочность не только друг друга, но и крепость снасти. Хоть та и не подводит, все же он первым нарушает зыбкое равновесие и временно отступает, понимая, что сиюминутно не сможет решить поединок в свою пользу.

Отпустив рукоятку катушки, дает рыбе возможность уйти еще на несколько метров, контролируя рукой ход вращающегося барабана и слегка притормаживая его обороты своей шершавой ладонью. Он замечает, что рыба устремляется против течения реки в сторону лабиринтов каменной гряды, где будет иметь больше шансов выйти из поединка победительницей. Чтобы не допустить этого, приходится повторить попытку подтянуть ее к себе.

Пусть и со скрипом, но все же делает десяток оборотов катушки, отвоевав несколько метров сбежавшей от него лески. Такое поочередное перетягивание каната продолжается еще несколько десятков минут, пока он не начинает понимать, что диктует ей свои условия. Метр за метром ему удается отвоевывать у нее леску. Когда расстояние между ними сокращается до десятка метров, рыба предпринимает последнюю попытку уйти. Но резкий рывок в сторону не застает его врасплох. И хотя ему все же приходится стравить с катушки несколько метров лески, изменить исход поединка это не может. Ее силы уже на пределе. Выписывая зигзаги, рыба вынуждена двигаться под его контролем. Вращая на себя катушку, он неумолимо подводит ее к берегу. Подсака с собой у него нет. Он никогда не берет его, считая дурной приметой. Поэтому, едва рыбина утыкается губами в песок, прижимает ее рукой, после чего берет за жабры и выволакивает на берег. «Такого еще не было», — говорит он про себя, глядя на пойманного сазана.

Распластавшийся на песке экземпляр весом более пуда слегка приподнимает и опускает хвост, жадно хватая ртом воздух. В его блестящих глазах застыли тоска и отрешенность. Остаток дня стремительно плавится в огненном мареве заката. Река переливается в бликах уползающего за горизонт солнца. То и дело из нее выпрыгивают серебристые уклейки и веером разлетаются по сторонам. Течение сбавляет обороты и выплевывает на берег пену. Тихо шелестит листва ивы, повесившей над водой нос. А на пустынном берегу маячит одинокий силуэт старика, попыхивающего папиросой и что-то шепчущего себе под нос.

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Похожие материалы

Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Статьи автора

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ