Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

Личное мнение

Вопрос о платной рыбалке, думаю, возникнет еще не раз, и причиной тому остается его открытость. Недавно со стороны власти был брошен пробный камень — пошли круги, рыболовы активно среагировали, по этой реакции и было принято временное решение. Каким будет окончательное — не известно.

Как и другие рыболовы, я заглянул в себя и попытался определиться, за какой же я вариант рыбалки — платный или бесплатный. Мысли возникли противоречивые как с точки зрения здравого смысла, так и эмоций, но главное — исходя из реалий нашего общества.

Какие же, на мой взгляд, плюсы и минусы того или иного решения.

Бесплатная ловля просто обязана быть на большей части территории России, отрезанной от центров промышленности и, главное, не получающей от государства никакой помощи. Люди живут натуральным хозяйством, и доля рыбы в их рационе значительна. Посмотрите для интереса фильм «Счастливые люди». За эту часть рыболовов пока можно быть спокойным, так как взимать с них плату — дело не только проблематичное, но и не выгодное.

В мегаполисах собирать средства просто, и, может быть, для поддержания растущей армии клерков глава Росрыболовства и пытался обложить рыболовов данью. Такой подход мне кажется более чем логичным, поскольку укладывается в общую схему взимания налогов и оплаты услуг без оказания оных.

Думаю, что большинство рыболовов протестовало из-за неверия в то, что собранные средства пойдут на благое дело. Я тоже не считаю нужным участвовать в борьбе с безработицей путем оплаты новых рабочих мест для бездельников.

Но в бесплатном пользовании природными ресурсами (в нашем случае водоемами), а не только рыбой есть и минусы. Эти минусы не ощущаются там, где люди живут ради жизни своих детей на родной земле. Они сами следят за браконьерством и сохраняют воду для детей.

Около мегаполисов иная жизнь. Здесь не стоит вопрос о рыбе в близлежащих водоемах как источнике белка. Хотя если посмотреть на подмосковное Клязьминское водохранилище, то можно подумать, что все обладатели вилл по берегам явно и остро голодают. Буквально от каждого причала для яхт протянуты в глубь акватории сети. Дело в элементарной низкопробной жадности. В болезненном переживании, что все выловят до нас. Не нужна нам эта рыба, но если воруют, то нужно поучаствовать. А то еще и авторитет потеряешь.

В том или ином виде, но такая психология распространяется как эпидемия. Она заразна. Все браконьерят, все мусорят, все ездят по засеянному полю, ломают и рубят деревья — и я буду! Здесь бесплатность служит плохую службу. Не берут денег — значит, ничье и делай, что хочешь. Наплевательское отношение появляется только тогда, когда берут не свое, даже ничье, тем более не зная, будет ли это завтра. Так и с лесом, и водой, и со всем тем, что в них находится. Они не наши. Завтра на берегу озера, которое вы лелеяли годами, проводя здесь отпуск, появится забор, охрана, собаки. Пруд, в который вы запускали карасей и щурят, возьмут в аренду на 49 лет и в первом же году спустят воду, вычерпают всю рыбу и бросят.

Только небольшие горстки энтузиастов могут и готовы постоянно убирать чужой мусор, спасать и выпускать в водоемы мальков, бороться с заморами. Но таких рыболовов было бы многократно больше, если бы у нас была не только страна, но и государство. У нас ничего не получится сделать с сохранением хотя бы того, что есть, пока не будет хозяина у каждого озера или рощи. Этот хозяин не обязательно должен быть частником. Может государство эффективно управлять — отлично, не может — отдайте в частные руки. Но не просто отдайте, а защитите эту собственность и вложенный труд. Защитите, прежде всего, от собственного чиновничьего произвола. Сегодня дадим, завтра отнимем, если понравится.

Пока не будет закона о земле, я думаю, ничего не изменится. А его, судя по всему, не будет долго. Рассуждения на уровне Госдумы, которые иногда просачивались по этому вопросу, лучше бы засекретили. Ведь аргументы, что землю нельзя давать навечно, так как ее продадут и пропьют, лично для меня оскорбительны. Тем более что причина совсем в другом. Например, «Национальное достояние» будет платить не сверхакцизы, идущие на содержание армии чиновников, а владельцам земли, через которую проходит труба. Но это копейки, а что если владелец земли найдет золото? Но и это не главное. Главное, что сейчас можно выбрать по вкусу любой кусочек или кусище, даже в национальном парке, и построить усадьбу себе любимому.

Аналогично и с водой.

Логичным результатом бесплатного, а значит, и безответственного пользования водой на общем фоне действия принципа: кто сильней, тот и прав, явилось развитие браконьерства в, если так можно сказать, своеобразной национальной форме. Не буду возвращаться к сетям у дворцов, может быть, их владельцы действительно голодают из-за ипотечных долгов. Или охране не платят зарплату.

По моим ощущениям, браконьерства в том традиционном виде, в котором оно существовало и раньше, больше не стало. Кто ставил сети, тот и ставит. Может быть, меньше стали скрываться, поэтому кажется, что их стало больше — не знаю. Характерно другое. Совершенно открыто стали процветать, те виды браконьерства, которые наносят максимальный вред и природе, и обществу. Выделю два из них.

Первые — это подводные охотники. Еще лет десять назад они «скрывались» в «элитных» клубах, с блатными школами и прочими атрибутами и декорациями. Уж не знаю, что их сподвигло выйти в свет, но сейчас они светятся на ТВ и обивают пороги рыболовных редакций. То, чем они так гордятся, то есть своими трофеями, это и есть самое натуральное браконьерство. Они выбивают в буквальном смысле этого слова не трофейную рыбу, а маточное стадо, причем начисто и именно в таких реках, где самая плохая ситуация с генофондом. Я не думаю, что они этого не понимают, но прихоть и желание жить только для себя побеждают. А помогают им в сохранении покоя совести неучи, которые защищают диссертации, не имея при этом разносторонних взаимосвязанных знаний, которые всегда найдутся для обоснования разрушения старого мира и построения на нем неизвестно чего.

Однако это лишь вершина, антенна поплавка над поверхностью воды. Вы бы посмотрели, например, на озера около Вышнего Волочка, в которых вообще нет крупной рыбы. Я лично видел, как десяток парней, вооруженных не только подводными ружьями, но и «надводными», мешками грузили щук. Местные, когда их спросили о подводных охотниках, ответили, что сетями, в пределах разумных норм ловили всегда, число любителей электроудочек стало постоянным и легко контролируемым, вот подводники — это чума.

Кстати, когда электроудочками начали активно промышлять, то, например, в Тверской и Новгородской областях ежегодно в сводки попадало по несколько случаев нахождения утопленников на болотах. Все от незнания. Зачем брать грех на душу? 

Дело в том, что при советской власти за использование электричества при незаконном лове Уголовным кодексом предусматривалась статья с максимальным сроком до 12 лет. Если эту статью никто не отменял, то почему ее не применяют? Если ее отменили, что было бы странно (старые ГОСТы на покрытия для дорог не отменили, а статью за браконьерство отменили), то кто же так постарался? 

Я считаю, что нужно запретить подводную охоту в пресных водах.

Но это цветочки. Теперь в качестве главных апологетов современного публичного, если не сказать показного, браконьерства стали люди в погонах — полиция, прокуратура. Если раньше нас не пускали в запретный период нереста на водоемы, даже в положенные специально отведенные места, где нет нереста, чтобы мы не уничтожали сети, поставленные рыбоохраной, то сейчас все круче. Действительно, зачем нам рыбоохрана? Много насобирать денег на штрафах за сетки не удается. Штрафы относительно небольшие, поскольку изъять большие — так для этого нужно наделить инспекторов полномочиями полиции. Наделишь такими полномочиями — значит, штат начнет расти на взятках, появится очередная «мафия». Если рыбоохрана не приносит денег, то и не нужна она вовсе, только под ногами мешается. От Москвы до Новгорода я много лет слышу рассказы местных жителей о том, как приезжают офицеры полиции и стреляют в нерест щук. На служебных машинах, в форме приезжают. Ну и зачем им рыбоохрана?!

К сожалению, бесплатность трансформируется в ничейность.

Собственно, наверное, главный вопрос не о платной или бесплатной рыбалке, а том, что же делать? От того, будут ли взимать плату на водоемах общего пользования, мало что измениться. В любом случае деньги не пойдут целевым назначением ни на охрану, ни на зарыбление.

Когда я следил за требованиями митингующих, то меня несколько удивило, что акцент был переведен на РПУ. Ведь дело не в самих РПУ, а в том, насколько они перекрывают свободный доступ рыболовов к водоемам, и во вреде в воспроизводстве рыбы. Что касается свободного доступа, то заборы на берегах к РПУ не относятся. Более того, сами добывающие бригады иногда попадают в нелепое положение, особенно государственные. Как их ни называй, но есть и государственные, и частные. Юридический статус у нас весьма часто используется как витрина.

У частных все просто, иначе они бы просто не появлялись. Дали, «поработали», пока выгодно, а затем или продали, или бросили. А у государственных, например, может не быть земли, где бы можно было строить цеха по переработке. Что делать? Правильно — делиться, пускать налево, браконьерить, выживать. Проблемы не в РПУ, а в их использовании.

Самое интересное — в большинстве случаев аргументы, что промысловые участки закрыты для простых рыболовов, потому что здесь ведется восстановление рыбных запасов, являются не всей истиной. Даже если зарыбление действительно проводится, то очень часто те, кто ловят и разводят, между собой не связаны.

Меня больше всего в этой ситуации заинтересовал вопрос именно о зарыблении, причем не таком, как это делают в «карповниках», тут все понятно, а зарыбляют ли вообще водоемы общего пользования. Я нашел сайт (nikolskii. tiu.ru) самого старого в России (1854 г. ) рыборазводного предприятия — Никольского рыбозавода Демянского района Новгородской области и с удивлением прочитал, что, например, в прошлом году им было выпущено в озеро Велье около 700 тысяч личинок только щуки! Первый вопрос — на какие шиши? Мы решили съездить и проверить, да и просто интересно, тем более что силами одного энтузиаста — Шевцовой Валентины Алексеевны — при заводе создан музей имени основателя предприятия — местного дворянина, ихтиолога В. П. Врасского.

Завод работает и понемногу даже развивается (а вот здесь спасибо Росрыболовству) поскольку рыбозавод по факту остался государственным. Основная масса продукции — личинки щуки, судака, пеляди финансируется из бюджета. Да, долго, да, много согласований и не всегда логичных и компетентных, но это лучше, чем ничего.

Так вот, Никольский рыбозавод, где реально работает несколько человек (правда, грамотных специалистов), ежегодно зарыбляет Велье, Валдайское озеро, Селигер и Ильмень. Кроме госзаказа еще и выполняет немногочисленные (будем надеяться, что пока) частные заказы.

Например, когда мы там были (конец марта), то в инкубаторах находилась уже с глазами икра не только пеляди и щуки, но и сига и даже нельмы. На вопросы о том, можно ли выращивать больше и кого вообще можно выращивать, нам ответили, что технических проблем нет. Оборудование, знания и опыт позволяют. Ведь не зря поступают заказы на сиговых из Сибири.

А вот с использованием результатов своего труда, то есть с рыбодобычей, весьма интересно. Раньше рыбоприемные пункты, причем с первичной обработкой, копчением и вялением были не только на Велье, на берегу которого стоят цеха инкубации, но и на других озерах. Теперь, например на Селигере, «своей» земли у рыбозавода нет и держать пункт негде. Выход нашли, а именно: соорудили плавучий дебаркадер, чтобы хранить оборудование и обрабатывать рыбу на «своей» воде, а не на «чужом» берегу.

Мы сочли нужным предупредить, что после обнародования данной информации им стоит ждать сотрудников ГИМС для регистрации плавсредства, получения прав на управление и номеров. Тем более что с МЧС они уже знакомы.

Я в свое время достаточно повидал, служа в государственном учреждении, парадоксов, некомпетентности и вредительства бюрократии, но то, с чем столкнулись на Никольском рыбозаводе, я бы не мог нафантазировать, даже утверждая нормативные документы на производство совершенно новых протезов из совершенно новых материалов в Минздраве СССР.

После катастрофы на Саяно-Шушенской ГРЭС из Ростехнадзор появился циркуляр о гидротехнических сооружениях. По этому документу для каждого такого сооружения должен быть составлен расчет о возможном ущербе и последствиях аварии. Все логично, поскольку, зная о возможном ущербе и статье, по которой придется в случае чего отвечать и сколько сидеть, руководители, может быть, задумаются — делом ли заниматься или бюджетные деньги отмывать.

Так вот, между прудами есть плотины, сток через которые регулируется вручную, с помощью заслонок из подручных материалов. Их принято называть «монахами». И они тоже попали в перечень гидротехнических сооружений, видимо, еще и опасных, так как на них тоже составляются расчеты о возможном ущербе! Так что, у кого есть пруд (например, пожарный на дачных участках), готовьтесь — Ростехнадзор доберется и до вас! 

Резюмируя свое видение проблемы, меня совершенно не волнует, будет ли платная рыбалка или нет, если деньги не только за путевки, но и от налогов будут тратиться на поддержание, а во многих случаях и на восстановление рыбных запасов. И не просто на восстановление, а на то, чтобы рыбы становилось больше, она успевала вырастать. И не ограничиваться сорными мелкой плотвой и окунем, который не в силах вырасти больше тридцати граммов.

И если у государства на это не хватает средств, то давайте скинемся. И дело даже не в суммах, здесь глава Росрыболовства, на мой взгляд, прокололся. Он назвал очень низкую цену своей фишкарты. Этих денег достаточно, чтобы их размыть или заткнуть какую-нибудь конкретную дыру, но не достаточно, чтобы сделать дело.

Ждать, пока государство начнет эффективно работать,— дело долгое. Я этого точно не дождусь, поэтому не рублю деревья под рогульки, убираю за собой мусор, не ловлю запрещенными снастями. А в этом году начну понемногу заниматься запуском рыбы в водоемы общего пользования около дачи. Тем более, что на Никольском рыбозаводе можно и личинок прикупить, и консультацию получить.

Большое спасибо генеральному директору Никольского рыбозавода Мещерикову Ивану Александровичу, тянущему свою нелегкую лямку не одно десятилетие, и молодому, но грамотному и деятельному ихтиологу-рыбоводу Станиславу Горячему за то, что делают свое дело и делают на совесть.

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Похожие материалы

Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Статьи автора

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ