Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

За лещами
Рейтинг: 
 / 1
Плохо Отлично 

 Продолжение. Начало в № 6/09

Предполагая угостить Овсянкина хорошим клевом, я заблаговременно, к вечеру, командировал Ивана основательно подкормить рыбу на своей приваде, возле второго перебоя, у группы старых, торчащих из воды свай. До ночи время пробежало незаметно. За чудным летним вечером, с молочно-белым туманом, багряной зарей и приятной росой, наступила светлая, слегка прохладная ночь.

Спать как-то не хотелось, и я, мечтая, с папиросой в зубах, сумерничал на завалинке своей дачи, с неизъяснимым удовольствием прислушиваясь к звукам скрипевших коростелей и пулькавших перепелов, доносившихся до меня из соседнего ржанища. Лагерь понемногу засыпал после кипучей дневной жизни; хоровые песни смолкли, и лишь изредка слышались отдельные возгласы солдатиков да мерные удары колотушки ночного сторожа.

Часов около двенадцати ночи, надев теплую шинель и забрав ведерко с удочками, я отправился на реку. Луговая тропа вывела меня к полковым кухням, где, сделав изрядный запас старой гречневой каши, я спустился в рощу и, наконец, достиг охотничьей команды. Возле сторожевой палатки слабо теплился костер, приютившись у которого, очередные мирно потягивали чай.

Я поздоровался с ними.

— Ну, что, ребята, ялик исправен?

— Так точно!

— Тащи весла!

У лодочной пристани меня поджидал Овсянкин, сидя на скамейке. Рядом лежала удочка, и стояла пресловутая корзина для предполагаемой добычи.

— Каково! Раньше меня пришел.

— Я уже порядочно сижу здесь…

— Ну, у меня все готово!

Мы разместились в ялике, приготовили веревки и проехали тихонько к сваям. За поднявшимся туманом,— предвестником хорошей погоды,— прибрежные кусты и строения казались силуэтами. Добравшись до свайника, мы осторожно завели в него лодку, плотно привязались, покурили и закинули удочки. Овсянкин сидел на корме, носок к перебору, я — на носу, к середине реки, против ям. Ловили на мякоть смешанного черного и белого хлеба. Само собой разумеется, что я не упустил случая подкинуть в реку несколько горстей каши, дабы привлечь к насадкам лещей.

— Ох, распугаешь ты рыбу своей кашей! — заметил мой коллега.

— А вот увидишь!

Овсянкин, благодаря своим оригинальным, описанным выше, удочкам, то и дело перезакидывал их, при этом хлопал по воде вершинками, громоздким грузилом и поплавками, часто подпутывал мои лески и немилосердно качал лодку.

— Ох, распугаешь ты рыбу своими китоловными удочками! — заметил я с досадой.

— Неловко что-то сегодня себя чувствую…

— А где же у тебя новые удочки? Ты ведь хвастал утром…

— Новые-то еще не готовы, не высохли. Ну, да начнет брать, и на эти наловлю,— уверенно отозвался он.

Мы оборвали болтовню и сосредоточили свои взоры на поплавках. Прошло больше часа. Заря все более и более усиливалась в красках. Знакомая картина развертывалась перед нашими глазами. Над ямами и под перебоем началась игра лещей, сопровождаемая плеском и большими кругами. На обоих берегах закопошились фигуры завсегдатаев рыболовов, ярых лещатников; вот выползли из своих конур Иван Рыжий, Демьян и Кораблев; приплелись из города рыжий регент от Спаса, в огромной соломенной шляпе, и трое каких-то темных субъектов; вылезли солдатики.

Все неторопливо рассаживались по своим местам, разматывая уды. Разговору не слышно. Часов около двух, еще затемно, начался клев крупной плотвы, а затем и лещей. Мы оживились. Мне в эту зорю положительно везло: к четырем часам утра у меня на кукане ходило три средних лещика и до десятка славной плотвы. Овсянкин же, бранясь и брызгая слюной, с остервенением таскал такую мелочь, что я советовал бросать ее обратно за борт, что его еще более сердило. Он открыто завидовал, просил часто хлеба для насадки —

≪на счастье≫, но это не помогало: мелочь положительно издевалась над ним.

— Вот, поди, ты, везет, как некрещеному! — недовольно бурчал он, косясь в мою сторону.

— И чудак ты! Не могу же я насаживать на твои крючки крупную рыбу. Терпи, и до тебя дойдет черед.

Вскоре, как нарочно, я вытянул четвертого лещика, а затем и пятого, уже из крупных. Овсянкина взорвало:

— Что же это такое! Ты для смеху меня пригласил? Этакое свинство! У одного берет, а тут сиди зрителем! Слушайка, пересядем, пусти на твое место.

— Нет, это уж — ах, оставьте! Чего ради нам олицетворять басню Крылова? А ты, брат, напрасно сетуешь на неудачу,— с твоими бирюльками только и можно инфузорий ловить…

Овсянкин не отвечал и, рассердившись окончательно, замолк. Прошло полчаса. Вдруг на одной удочке у него положило поплавок и повело. Он наотмашь подсек и вывел наверх небольшого лещика. Незначительная длина удилища не позволяла подтянуть добычу к лодке, вследствие чего Овсянкин кипятился, вертелся на месте и едва не опрокинул ялик. Лещик, как клад, не давался ему в руки.

— Помоги же, ради бога! — заорал он в азарте, в одну минуту спутав свои удочки.

— Чего же ядовито смеешься,— ведь уйдет.

— Изволь! — Я протянул в воду сачок, коекак подвел под лещика и подцепил его.

Радости Овсянкина и конца не было! Куда девались уныние, зависть и огорчение! Он сразу повеселел, долго рассматривал пойманную добычу, причмокивая губами, и, наконец, посадив ее в корзину, опустил за борт. Я с любопытством наблюдал за ним.

— Слава богу, наконец-то и я опочинился! — радостно твердил он, потирая руки, поправил фуражку и даже подкрутил усы.

— Ай да Николай Николаевич! Молодец! Вот тебе и бирюльки для инфузорий. А ведь здоровенный попался, ты как думаешь? А? Теперь, знаешь, приятно и домой идти: есть, что жене показать, черт возьми! Хорошо, знаешь, этак зажарить его в сметанке и при этом тяпнуть рюмку доброй водки! Как вернусь, сейчас же попрошу жену приготовить…

— Раненько же ты начал его жарить, как бы еще не ушел,— заметил я без всякой задней мысли. Надо же было случиться такой оказии! Только что проговорил я это, как в корзине Овсянкина поднялась возня, крышка откинулась (он на радостях забыл ее завязать), и злополучный лещик, сделав эффектное сальтомортале в воде, шлепнулся с плеском в родную стихию и в мгновение ока исчез в глубине…

Все это произошло так быстро, что мы и моргнуть не успели. Когда прошли первые минуты столбняка, я повалился в лодку и нервически расхохотался. Овсянкин положительно неистовствовал:

— Вот тебе и лещик! Вот так зажарил! А все ты,— набросился он в пылу на меня,— со своим долгим языком. Не можешь без своих ядовитых замечаний обойтись. Экое злорадство! А я то, дурак, не догадался завязать корзину,— добавил он, награждая себя ударами.

По крайней мере, полчаса длился бурный монолог неудачника. Клев, разумеется, оборвался, и мы, один — смеясь, другой — ругаясь, начали завивать свои снасти. На прощанье, чтобы несколько смягчить горе компаньона и загладить свою ≪вину≫, я презентовал Овсянкину самого крупного из своих лещиков, чем он остался премного доволен.

Журнал ≪Рыболов‑любитель≫, № 9, 11, 1906 г.

 

 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Похожие материалы

Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Статьи автора

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ