Официальный сайт журнала «Рыбалка на Руси»

Зарегистрироваться

Ловля хариусов зимою

Кто из жителей Урала не знает хариуса — этого красавца быстрых уральских речек? Я думаю, всем известна эта вкусная рыбка, обладающая красивой внешностью, в особенности в брачном наряде, когда огромный спинной плавник ее отливает радужными оттенками красного, синего и темно-лилового цветов, а глаза похожи на сапфиры.
 

В отличие от всякой другой рыбы, хариус не имеет свойственного рыбе запаха: он пахнет скорее свежим огурцом. Такими отменными качествами одарена эта быстрая, чрезвычайно осторожная, благороднейшая из рыб.

В 1905 и 1906 годах я впервые познакомился с уженьем хариусов зимою на речке Кукозар на Урале. Речка Кукозар протекает в восточной части Красноуфимского уезда, близ границы с Екатеринбургским, и впадает с правой стороны в реку Уфу верст на 10 выше Нязепетровского железодеятельного завода Кыштымского округа. Длина этой речки едва ли будет больше 20 верст при ширине от полутора аршин в верховье до 10 сажень в нижнем течении. В Кукозаре водятся главным образом хариусы, затем окуни, щуки, ельцы, налимы, вьюны и, как во всех уральских горных речках, гольяны или мулявки, которые не переводятся, несмотря на хищническое истребление их местными жителями.

Ужение хариусов в р. Кукозар практикуется исключительно летом. Местные крестьяне ловят их бреднем, мордами и острогой. Зимою ловля рыбы в маленьких речках совсем прекращается и рыболовы перебираются с удочками на пруды или на реку Уфу, где ловят мордами налимов.

Зимой 1905–1906 года у меня явилось желание поохотиться на хариуса из-подо льда. И вот, 3го февраля 1906 года в чудный морозный солнечный день, в компании трех сослуживцев, я отправился на речку Кукозар, выбрав место в 17 верстах от ее устья. Место это было признано наиболее подходящим потому, что на берегу находился очень удобный и поместительный барак, да и дорога туда была хорошая. Часа за 4 вперед я послал туда человека, чтобы он к нашему приезду приготовил до десятка прорубей, где мы могли бы, не теряя времени, сразу приступить к уженью рыбы. Приехали мы к месту уженья поздно, вследствие задержки одного из компаньонов — доктора, бывшего на приеме больных. Потому приступили к уженью только в первом часу дня. Вооружены мы были самыми примитивными снастями: аршинной длины тонкими черемуховыми удилищами с волосяными лесками в 8–10 волос и с крючками № 3 лимерик. На расстоянии четырех вершков от крючков были прикреплены небольшие грузила (не более 1 золотника) из свинца.

Глубина в месте ужения была подо льдом 5 вершков, толщина льда 6–7 вершков; место было тихое, на плесе; насадкой служили обыкновенные красные навозные черви. Не прошло и пяти минут, как я почувствовал, что какой-то водяной обитатель энергично дернул леску, так, что даже удилище у меня дрогнуло в руке. Я энергично подсек и извлек из-подо льда шестивершкового красавца хариуса, который блестел на солнце как серебро, а его дивный спинной плавник отливал всеми цветами радуги.

Обрадованный первой удачей, я полюбовался на красавца уральских речек и поделился радостью с товарищами, которые поспешили на мой зов, желая воочию убедиться, что хариусов можно удить и зимой из-подо льда.

Спустя несколько минут мой компаньон, сидящий ниже меня по течению, поймал сначала налима, тоже вершков шести, а потом хариуса. Клев начался, и мы поочередно вытягивали на лед хариусов почти одинакового размера; другие товарищи сидели поодаль и с завистью посматривали на нас.

Через час мы сделали перерыв, позавтракали и обогрелись, так как мороз был минус 20 градусов Реомюра, и затем снова занялись уженьем на тех же местах.

Но к закату солнца клев стал реже, и мы скоро прекратили ловлю. На этот раз один из компаньонов, просидевший до завтрака без поклевки, поймал большого, первого в жизни, хариуса вершков восьми и от восторга долго радостно гоготал и плясал около него. В общем, мы взяли за день 19 рыб… А доктор не поймал ничего.

Слава о наших успехах прогремела по заводу, аппетиты разыгрались, и в следующее воскресенье на ужение двинулась компания уже в 10 человек.

Выехали мы гораздо раньше, чем в первый раз, и в 10 часов утра уже были на месте ловли. Я занял старое место, а остальные разместились выше и ниже по реке. И в этот раз охота оказалась даже удачнее первой; удили в течение трех часов с небольшими промежутками, в результате имели: я — девятнадцать хариусов, моя жена — четырнадцать, остальные охотники — 5, 3, 2, трое — по одному, а двое остались без единой рыбки. Всего было поймано 46 хариусов, и все одного размера, шестивершковые, весом по полфунта с небольшим каждый.

Мы продолжали ловлю хариусов весь февраль, хотя не с такими блестящими успехами, как во второй раз, но все же ни разу не возвращались домой без трофеев. Позднее, в начале марта, когда погода стала пасмурная, клев совершенно прекратился, и мы с женою бросили ездить на Кукозар.

После 10 марта солнце опять засияло по-весеннему, и я продолжал уженье, но уже не в Кукозаре, а в Нязе, протекающей в том же уезде, только северо-западнее Кукозара. Речка Нязя будет примерно вдвое больше Кукозара. Там я удил уже один, не решаясь, вследствие плохой и опасной дороги, брать с собой жену. Всего в Нязе я взял пятнадцать хариусов, более крупных, чем в Кукозаре, причем один из них был длиною 42 сантиметра и весом 2,3 / 4 фунта. Столь крупных экземпляров я ни раньше, ни после не ловил за все пятнадцатилетнее пребывание мое на Урале; а ловил я этой рыбы довольно много.

Таким образом, с 3-го февраля по 1-е апреля, охотясь всего одиннадцать раз, я (купно с женою) взял сто тридцать семь хариусов, получив истинное удовольствие от этой чрезвычайно интересной ловли, в особенности когда брались крупные экземпляры, как напр. на Нязе.

Хариус берет уверенно и быстро, дергает леску довольно сильно и почти никогда не срывается. Ловил я хариусов в местах, где производилась подвозка дров к берегам, где были люди и лошади, и где было довольно шумно. Пробовал ловить, надеясь на большую удачу, в местах безлюдных, но результаты получились отрицательные; где было безлюдье и тишина — там совсем рыба не брала, хотя эти места и считались рыбными. Это явление объясняю я тем, что в местах безлюдных орудуют речные выдры, которые, как известно, питаются рыбой и истребляют ее в большом количестве. По берегам речки я много раз замечал следы крови: здесь выдры расправлялись со своей добычей. В местах же, где производятся работы, выдры не появляются, а потому на плесах и живет рыба, не чувствуя, очевидно, неудобств от соседства с дрововозами.

Вскоре судьба перекинула меня далеко от насиженных мест, а именно — в Пермский уезд, где в первую зиму 1906–1907 г., за массою дел на новом месте, мне ни разу не удалось поохотиться на хариусов.

В следующую зиму я хотя и делал пробу в реках Тырыме и Койве, но, ввиду плохих результатов (за 4 охоты поймал одного маленького хариуса), пришлось отложить оружие и утешаться лишь воспоминаниями минувших дней…
 

Журнал «Рыболов и охотник», книга 2-я, 1913 г.
 

Комментарии

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ!


Оформить подписку на журнал «Рыбалка на Руси» можно следующим образом:
- онлайн подписка на официальном сайте Почты России:
www.podpiska.pochta.ru;
- объединенный каталог «Пресса России»:
- индекс 82648,
- либо на сайте:
 www.pressa-uf.ru;
- каталог Российской прессы:
- индекс 10830,
- на сайте:
 www.vipishi.ru.




Похожие материалы

Сообщения блога

На приток Дона с мушка...
13.05.2016 14:30:57
Съездил на майские на один из притоков Дона, благо там запрета нет. Ловил воблерами...
>>>>> читать далее

Сообщения форума

Посоветуйте катушку&nb... (12.06.2016 02:11:52)
Конечно, есть. Катушкой размером 1000 с большим передаточным числом рыбу весом…
>>>>> читать далее Написал(а): Pike

Чемпионат мира в Конаково





ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ







ПРОДАЖА ЖУРНАЛА "РЫБАЛКА НА РУСИ" В РЕГИОНАХ РОССИИ