Как найти себе приключения

Черноморское побережье Кавказа. Город Сочи. Хостинский район. Мы с Николаем Токарским, другом детства и человеком, с которым у меня связано столько незабываемых походов и рыбалок — их хватило бы не на одну жизнь, готовимся к очередной экспедиции.

Идем вчетвером. С нами еще два заядлых рыбака, Евгений и Виктор. Направление похода — высоко в горы. Цели — ручьевая форель, фотосессия, приключения, созерцание незабываемых горных пейзажей, общение в кругу друзей. Отведенное время — пять дней.
Каждый раз, собираясь в горы в эти коварные и опасные места, я задаю себе один и тот же вопрос: «Зачем тебе все это нужно?». Каждый предыдущий поход в горы был связан с реальной опасностью, с нечеловеческой усталостью горных переходов, с непредсказуемыми проблемами, которые приходилось решать по ходу дела. Сама рыбалка, как правило, занимала времени на порядок меньше, чем подготовка, путь к месту, организация ночевок, питания и т.д. и т.п.
Но, видимо, кавказские горные реки и ручьи обладают особой магией. Какая-то сила тянет и тянет туда, в очередной раз хочется вернуться. Не пугают дикие звери, а в этих местах есть и медведи, и шакалы, и рысь, и волки, не говоря уже о диких кабанах, оленях, сернах, горных турах. Не пугают постоянные оползни, из-за которых знакомые тропы уходят в пропасть и приходится искать новую дорогу. Не пугают глубокие ущелья и узенькие тропки вдоль обрывов. Не пугают густые заросли колючей ежевики, через которые продираешься, весь в колючках. Не пугают крутые спуски, когда приходится рассчитывать каждый шаг, и крутые многочасовые подъемы. Не пугает ничего! Сюда просто тянет! Не за количеством и размерами ручьевой форели — просто хочется возвращаться в эти места вновь и вновь.
Почему? Ну почему меня вновь тянет в эти сказочные места? Незабываемый аромат горного воздуха, захватывающие дух пейзажи, непредсказуемая форель, кристально чистая вода горных ручьев, нависшие над водой ветви деревьев и незабываемые ощущения полного единения с природой… И еще что-то такое, что невозможно выразить словами, просто прислушиваешься к себе и слышишь где-то далеко-далеко в глубине души зов: «Хочу туда…» И все тут!
Но вернемся к нашей экспедиции. Определяем место, до которого можно доехать на джипе, и минимальный набор того, что необходимо с собой брать, решаем, что на себя надеть, распределяем вещи по рюкзакам — и вперед!
Четыре часа утра… Мы уже едем по безлюдному городу Сочи и пытаемся, все, кроме водителя, доспать последние минутки и насладиться отдыхом в автомобильных креслах перед тяжелыми физическими нагрузками.
Шесть часов утра. Уже рассвело, стоим на тропе, пристегиваемся к рюкзакам и начинаем путь. Отдохнувшие, выспавшиеся, сильные — в первые часы долгой дороги тропа просто отскакивает от ног. Идем по склону громадного хребта вдоль ущелья, ориентировочное время перед спуском к реке — 5–6 часов. Мои спутники и проводники, которые были в этих местах не раз, несколько раз останавливаются, осматриваются, обсуждают ориентиры. В таких местах очень опасно раньше времени начинать спуск в ущелье, поэтому решаем взять выше и идти верхом. Проходит 6, 7, 8, 9, 10 часов пути, а мы все еще не подошли к месту спуска к реке. Вместо этого уже перед самой темнотой упираемся в большой ручей, решаем остановиться на ночлег и засветло успеваем поймать несколько небольших форелей размером чуть больше ладошки. Ну что, почин сделан. Ночевка, ужин, чай у костра, заваливаемся спать, чтобы на следующий день разобраться, куда мы все-таки зашли и куда идти теперь. 
Утро, завтрак, быстрые сборы и длинная дискуссия моих проводников на тему, где мы находимся и как лучше выйти на нужное место. В конце концов решаем спускаться по этому большому ручью уверенные в том, что он приведет к реке, на которую мы, собственно, и собирались.
Идем по ручью, первые несколько сотен метров — и крутой обрыв, с которого этот ручей стекает небольшим водопадом. Кое-как обходим его, спускаемся в ущелье и продолжаем движение. Тропы вдоль ручья, естественно, никакой, и путь легким не назовешь. Проходим пару километров и… ручей превращается в глубокую канаву, протекающую в каньоне. Обойти каньон невозможно — слишком крутые скалы вокруг. Путь один — плыть, толкая перед собой рюкзаки, но рюкзаки тяжелые и могут утонуть. Непроходимый отрезок ручья небольшой — метров 50–60, но их как-то нужно пройти, не утопив рюкзаки. Принимаем решение: один из нас обвязывает себя веревкой и плывет на мель, к другому концу веревки привязываем первый рюкзак. Приплыв на мель, первопроходец тянет за веревку первый рюкзак и вытягивает его на берег. Мы не были готовы к таким приключениям, поэтому длинная веревка получилась только после связывания всех, что у нас были. Второму переплывающему пришлось взять веревку, привязав один конец к поясу, переплыть обратно, передать другой конец, а к нему привязывать второй рюкзак... Эти манипуляции можно описывать долго, но именно таким способом нам всем удалось переправиться без потерь. Счастливые и довольные своей изобретательностью, мы слегка передохнули и продолжили путь в полной уверенности, что ручей скоро впадет в реку и мы попадем на заветное место. Но через полтора километра пути — опять каньон, еще более сложный для прохода, начинающийся небольшим водопадом. К сожалению, те же операции с перевязыванием веревок на рюкзаках невозможны. Мы просто бросаем рюкзаки с водопада, прыгаем за ними с немалой высоты, хватаем их после выныривания и плывем на мель. Небезопасно, но весело. После этой переправы чувствуем себя настоящими героями — боевой дух на высоте и есть уверенность, что место впадения ручья в реку вот-вот появится, за тем небольшим поворотом. Но один, поворот, второй, третий и… опять каньон и опять непроходимый.
Пройдя 7 или 8 таких мест, причем в каждом из них приходилось плыть, мы окончательно выбились из сил и остановились на ночлег. Лично я на каждой переправе раздевался догола, чтобы быть сухим в промежутках между переплывами. Некоторым из нашей команды надоело каждый раз раздеваться и одеваться, и они плавали в одежде. Одним словом, одежда практически у всех была мокрой, рюкзаки после переплывов сильно намокли и стали очень тяжелыми. Необходимо было просушиться и серьезно отдохнуть. Мы нашли место, где были дрова и можно было подняться хоть на несколько метров вверх от воды в случае ливневой лавины.
В тех местах ночевать в глубоких ущельях очень опасно. Если в горах обрушивается водяной смерч, что не редкость для Кавказа, вода в маленьком ручье за короткое время может подняться на несколько метров, снося на своем пути все, в том числе таких любителей приключений, как мы. Доказательства того, что именно такое на этом ручье случается, мы встретили несколько раз. В одном месте ручей перегораживало огромное упавшее дерево, причем оно упало явно не там, куда его принес бушующий поток, на нем сверху лежал не менее огромный ствол другого дерева, на высоте 3-х метров над ручьем. Другие доказательства бушующей стихии — лежащие в разных местах далеко от воды и зацепившиеся за деревья и кусты огромные бревна и коряги.
Итак, мы разобрали все рюкзаки и развесили сушиться все их содержимое. Благо, основные намокающие вещи мы держали в герметичных пакетах, но сами рюкзаки были мокрыми насквозь и весили даже в незаполненном виде в три раза больше. Поели, отдохнули, мне даже удалось пару часов порыбачить перед полной темнотой, но пришлось передвигаться по ручью сверху вниз, облавливая ямки, что в этих местах является грубым нарушением правил успешной ловли форели. Поэтому удачной рыбалки не получилось: я спугнул несколько стоящих пеструшек и вымучил одну нерезультативную поклевку.
На следующий день судьба сжалилась над нами — нам пришлось всего дважды преодолевать броды с переплывами. В одном месте нам понадобилось подниматься по отвесной скале на древнем канате, который не понятно кто и когда повесил, к счастью, он нас не подвел и не порвался в неподходящий момент. Все-таки эти места хоть и очень редко, но посещаются — видимо, такими же любителями экстрима, как и мы.
Когда мы подошли к месту впадения ручья в реку, дикие вопли восторга эхом прокатились по ущелью, заставив задрожать горы. Однако вместо запланированных трех у нас оставалось всего полтора дня для рыбалки. Мы побросали рюкзаки и рванули на реку, думая порыбачить в ручье, впадающем с другой стороны выше по течению.
Рванули, но не все. Евгений, больше всех выбившийся из сил на переходах, остался в точке, определенной как лагерь на две ночевки. Виктор решил порыбачить недалеко от лагеря в ближних ямках реки. А мы с Николаем Токарским пошли вверх по течению. Он облавливал левый берег реки, я правый, мы старались двигаться не параллельно, а, для максимальной эффективности, как бы обгоняя друг друга по очереди и обеспечивая осторожность, не мешая друг другу и не пугая форель. В идеале, конечно, идти по реке вверх по течению нужно одному, но мы не жадные до рыбалки и по-джентельменски предлагаем в каждом свежем месте начать ловить тому, у кого более удобная позиция для забросов. Ловля up-stream — так и только так, независимо от того, на что ты ловишь: на «сухаря» или на тяжелую нимфу.
Экспериментировать с мушками времени нет, поэтому ловлю на проверенный в прошлый раз «стрикин каддис», причем не мелкий (на крючках № 6 и 8), учитывая размеры форели. В этих местах форель некрупная, но очень рационально-расчетливо-жадная. Что это означает? Как только начинаешь включать правило: не берет на крупные мушки — возьмет на мелкие, будет меньше пугаться и с большей уверенностью их хватать, — сразу же эффект от рыбалки сильно снижается.
Я ловил форель в разных местах и в большинстве случаев это работает, в большинстве, но не на Кавказе. Тут форель особая, и привычные правила не для нее. Как только начинаешь ловить на мелкие Mayfly с очень тонким поводком при идеальной проводке «дэд-дрифт» зачетные форели перестают попадаться, но начинают клевать молодь форели размером с мизинец, плотва-быстрянка и гольяны. Получается, что здешняя форель предпочитает только те мушки, которые впритык помещаются ей в рот — на более крупные размеры реагирует, но не может схватить, а более мелкие игнорирует. И это я наблюдаю уже на протяжении многих лет на разных горных рыбалках.
Парадоксов тут много. Например, как форели удается удержаться в маленьком ручье, после того как по нему пронеслась каменно-грязевая лавина, несущая ветки, коряги, сносящая все на своем пути. При этом уровень воды в ручье поднимается в несколько десятков раз — как в этом бушующем потоке ей удается удержаться? Не знаю. Но удается. Как только уровень воды падает, вода очищается, а здесь это происходит в один день, если дождь кончился, форель тут как тут, как будто ничего не произошло. Для нее это небольшие неприятности, после которых она становится только более голодной — количество поклевок увеличивается. А еще смотришь на отрезок ручья между двумя непроходимыми водопадами по 2–4 метра, а то и больше, и не понимаешь, как здесь можно выжить и сохраниться? Подняться вверх по течению нереально, есть только шанс быть смытой с участков ручья вниз по течению.
Но вернемся к рыбалке. Подхожу к месту впадения небольшого ручья в реку — такие места часто бывают интересными. Шикарное место — красивая длинная струя, плавно переходящая с глубины на мель. «Место для трофейной форели», — рассуждаю про себя. Заброс проверенной «стрикин каддис»… Очень агрессивный выход крупной форели, но рыба промахивается… или мне кажется, что она промахивается? Молниеносно принятое в доли секунды решение в последний момент не брать мушку — что-то тут не так. «Стрикин каддис» — одна из самых популярных мушек на Кольском полуострове для ловли кумжи. Там она имитирует излюбленного кумжей ручейника. Здесь таких крупных ручейников нет, и она мало похожа на местных летающих насекомых. Но именно на эту мушку больше всего поймано зачетных форелей в этих горных местах. Обидно… Можно было отличиться. Я уже представлял шикарное фото с трофеем в живописном месте.
Ладно, идем выше, на рыбалку остается час с учетом того, чтобы засветло вернуться в лагерь. Облавливаю выше по течению пару небольших ямок. Ничего. Следующее красивое и интересное место — ленивый выход на мушку без хватки. В том же месте — на 5 забросов еще 2 выхода, но брать не хочет. Не везет… Иду за поворот к следующему месту и… между двумя скалами течет река, глубина — обойти невозможно, даже в вейдерсах не пройти. Надо опять плыть, но принимаю решение делать это завтра, поскольку слишком мало времени на раздевание, переплывание, одевание. На обратном пути придется делать то же самое, а до темноты осталось полчаса.
Возвращаемся в лагерь, готовим ужин, травим анекдоты, готовим ночлег. Ночи в этих местах, хоть глаз коли. Не зря поется: «В городе Сочи темные ночи. Темные, темные, темные!».
Ночь в горах так преображает любое место, выбранное для ночлега, что по наступлению темноты перестаешь его узнавать. Меняются звуки, река по-другому «разговаривает», если долго прислушиваться, слышатся разные голоса. Вокруг какая-то таинственность, в разуме рождаются сокровенные мысли и фантазии. Начинаешь задумываться над тем, кто ты: более совершенное млекопитающее, кислородно-углеродный двигатель или все-таки особое духовное существо? Ведь мы, в отличие от остальных живых существ, населяющих нашу планету, можем мыслить не только о том, как не замерзнуть, не умереть с голоду или продлить свой род. Мы способны в своем воображении рисовать картинки, не существующие в реальной жизни, видеть некоторые вещи, не обладая опытом и знаниями. Так кто мы? Те, кто способны создавать идеи и воплощать их в жизнь. Те, кто способны чувствовать и без слов понимать таких же, как мы. У нас есть 56 восприятий (цвет, звук, запах, осязание, обоняние, тембр, громкость и много-много других). Стольких нет ни у одного живого существа, кроме человека. Когда чувствуешь себя по-настоящему духовным существом, понимаешь, что все, что окружает нас, мы создали сами с помощью своего воображения. В это трудно поверить, но это действительно так. Так кто мы — тело или дух? На этот вопрос ответит каждый для себя сам.
Утро следующего дня. Погода идеальная, роса, пение птиц, настроение у всех отличное. Вот он, единственный день, который будет полностью посвящен рыбалке в правильном месте и в правильное время. Быстро завтракаем и разбегаемся в разные стороны.
Я иду один по основному руслу реки, вверх по течению. Переплываю место, до которого дошел вчера вечером и начинаю рыбачить. Забегая вперед скажу, что в течение дня мне пришлось форсировать непроходимые места вплавь еще четыре раза. Я прожил один из самых замечательных дней в своей жизни, проведенный на форелевой рыбалке. Поймал всего 7 форелей, но трофейный экземпляр на этот раз не соблазнился моей мушкой. Однако я провел время в таких сказочных местах, что хотелось раствориться в окружающей природе и стать ее частью. А впрочем, в этот день мне удалось это сделать. Одно из мест меня просто заворожило: река, текущая вдоль скалы, в скале глубокие выбоины, со скалы свисает ярко-зеленый мох, а с него струйками стекает вода, ударяясь о поверхность реки. Такого завораживающего пейзажа я больше не видел и не забуду его никогда. Фотокамера смогла лишь частично передать это нереально красивое место.
Ну вот и все… Последняя ночь в горах, дорога домой, уже без приключений, и частички себя, которые мы оставили высоко в горах на сказочно красивой горной реке. Я желаю всем вам, мои дорогие читатели, ценить и беречь красоту, ценить общение с друзьями и близкими и нести в эту жизнь счастье, радость созидания и духовность.

Статья опубликована во втором номере журнала за 2015 год