Рыбалка у берегов Турции

Настоящие любители рыбной ловли готовы при любой возможности отправиться на рыбалку. Даже если они находятся в отпуске на курорте. Даже если отдых проходит за границей. Своим опытом делится Дмитрий Соколов.

На Средиземном море, в Турции, удалось мне в этом году побывать впервые. Вполне понятно, что кроме обычной туристической программы (отель-пляж-дискотека) меня интересовала и возможность рыбной ловли.

К большому огорчению, ловля акул, на которую я рассчитывал, была с недавнего времени отменена, и мне пришлось согласиться на ловлю другой, более мелкой, но одновременно более многочисленной рыбы.

Жили мы в Кириши – небольшом курортном городке, находящемся в 44 км от Анталии. Трехзвездочный отель с системой «все включено» вполне удовлетворял нашим скромным запросам, а вид величественных гор из окна наполнял душу возвышенно-романтическим чувством. Четыреста долларов за неделю проживания и авиабилеты показались не запредельной суммой за достаточно высокий уровень сервиса и кухни. Всевозможные экскурсии надо было оплачивать отдельно.

Еще полгода назад туристам за 90 долларов предлагалось поохотиться с моторной яхты на акул, но сейчас такой услуги, увы, нет. Причина, по которой заезжим рыболовам перестали предоставлять возможность поймать акулу, довольно банальна: их (акул) малая численность. В результате поимка стала делом непредсказуемым, и только один выезд на такую рыбалку из десяти приносил рыболовам удачу. Туристы таким положением дел оставались недовольны, а хозяева моторных яхт выслушивали слишком много претензий – в результате «акулья охота» уступила место «морской рыбалке».

Купить однодневный рыболовный тур можно в офисах нескольких фирм, располагающихся на улицах города. В самом отеле этого делать не стоит – цена будет минимум в полтора раза дороже. Нам удовольствие прокатиться по морю с удочкой в руках стоило по 25 долларов на брата. За эту сумму нас отвезли на микроавтобусе к яхте и обратно, дали снасти, наживку и накормили простой, но обильной пищей.

Свершилось

Не ранним сентябрьским утром восемь человек (русские, украинцы, литовцы) взошли на борт моторной яхты, где нас встретил капитан и его помощник. Рыбацкая яхта с ее длинноволосым экипажем больше походила на пиратское судно, и это добавило нам романтического настроя! На русском (украинском, литовском) языке турецко-подданные не разговаривали, и нам приходилось общаться «смесью английского с нижегородским». Однако что надо было делать, и так понятно: яхта отошла на 2 километра от берега, легла в дрейф, и на стол были выложены немудрящие снасти.

Поначалу я выбрал для морской рыбалки стеклопластиковый «телескоп», оснащенный безынерционной катушкой о двух подшипниках с миллиметровой леской на шпуле. К концу лески был привязан 100-граммовый груз, а чуть выше, на трех коротких поводках – небольшие крючки. Эта конструкция представляла собой фактически снасть, известную у нас в стране под неласковым названием «самодур». В качестве наживки нам предложили воспользоваться морожеными креветками, которые довольно плохо сидели на крючках, норовя соскользнуть.

На первом месте поклевок не было, и самые нетерпеливые туристы стали высказывать капитану свою тревогу по этому поводу. Капитан, пожав плечами, сообщил, что «фишинг – есть фишинг» и найти на большом море рыбу сразу удается далеко не всегда. Я не мог с ним не согласиться, припомнив нашу волжскую рыбалку, когда надо иной раз проехать под мотором пару десятков километров и сменить десяток мест, прежде чем найдешь стаю судака или жереховый котел.

Во второй заход нам повезло больше: через несколько минут дрейфа на двадцатиметровой глубине наживку одного из рыболовов взяла первая рыба. 
По внешнему виду она напоминала морского карася. По рассказам знакомых рыболовов добычу более чем постоянную при ловле на море. Размер добычи оставлял желать лучшего – рыба была не более 15 сантиметров в длину. Но для начала и это было неплохо, и мы поздравили «первооткрывателя» с уловом.

Очень скоро таких же морских карасей поймали почти все рыболовы нашей экспедиции. Рыба была явно стайной и довольно прилично клевала.

Меняю снасть
Одновременно стало понятно, что кончик «дубового» телескопа – очень неважный сигнализатор поклевок, поэтому я перешел на ловлю «на палец». Снасть для такого рода ловли тоже предоставлялась всем желающим. Это был тот же «самодур», только не на спиннинге, а на обыкновенной катушке для сматывания лески.

Рыбалка с этой снастью выглядела чуть менее технологично, чем с предыдущей, зато чувствительность ее к поклевкам была заметно выше. Кроме того, на ней стоял груз весом не 100 г, а 125 г, что позволяло под гораздо более прямым углом (вспомним Хемингуэя) уходить леске в воду.

До того момента, как помощник капитана водрузил на стол немудрящие блюда и провозгласил обед, мы успели поймать еще несколько морских карасей и «морских окуней». Во всяком случае эти рыбы очень на нашего окуня были похожи.

После легкого обеда, состоящего в основном из той же рыбы, которую капитан назвал «кадифе», что скорее соответствовало названию блюда, чем названию вида, мы продолжили ловлю. Мороженые креветки перестали устраивать нас по причине своей рыхлости, и в качестве наживки мы использовали резаных полосками морских карасей.

Видимо, мы проходили над неплохим местом, поскольку то один, то другой рыболов стали доставлять на борт яхты самых разных морских обитателей. Довольно часто попадалась рыба фахак.

Рыба эта, чем-то похожая на нашу черноморскую барабулю, имеет способное раздуваться брюхо, покрытое маленькими наростами-иглами. Иглы эти несут яд, мы этого не знали, а потому довольно смело брали фахаков голыми руками.

Из-за движений своего воздушного мешка выловленные фахаки издавали писк, подобный тому, что издают при поимке наши пескари.

Особой удачей считали мы поимку одновременно двух или трех рыбин. На фото один из рыболовов, вытащивший сразу двух фахаков и одного карася. 
Вскоре «видовое разнообразие» нашего общего садка пополнилось еще одним представителем Средиземного моря. Пойманная рыба была похожа на акулу. Внимательно ее разглядев, мы поняли, что рыба и взаправду имеет отношение к акулам, поскольку является акульей прилипалой – реморой. 
Мы тут же испытали силу присосок прилипалы, положив ее на крышку холодильника. Оторвать небольшую рыбу от предмета было совершенно невозможно! Только сдвинув ремору к краю крышки, мы смогли снова завладеть трофеем.

Опасные трофеи
Наличие в улове постоянной спутницы акулы придало нашей рыбалке еще больше романтики. В нашем активе было уже четыре вида экзотических рыб, а Средиземное море все продолжало удивлять нас разнообразием своих обитателей. Через какое-то время нам попалась рыба, которую капитан назвал «электриком» и не разрешил взять ее руками.

Вид рыбы и впрямь был недобрым, ко всему пару плавников ее украшали какие-то водные паразиты, похожие на мокриц. Для того чтобы высвободить застрявший в пасти «электрика» крючок, помощнику капитана пришлось сначала отрубить рыбе голову. То же самое пришлось сделать ему и с пойманной «рыбой-собакой».

Эта рыба, обладающая двумя парами острейших зубов, изворачивалась в воздухе, норовя ухватить «счастливого» рыболова за руку. Один из туристов попытался освободить крючок из пасти «собаки» самостоятельно, без помощи наших турецких гидов. Уже через секунду палуба огласилась громким криком и парой «крепких» слов – рыба-собака вцепилась рыболову в кожу кисти, причинив сильную боль. Для демонстрации злобности рыбы-собаки помощник капитана дал ей возможность ухватиться за край моего носового платка. Рыба щелкнула зубами, плотно захватив ткань. Рыболов поднял рыбину на платке и начал быстро крутить ее в воздухе. Понадобилось не менее 10 оборотов «сальто-мортале», прежде чем «собака» отпустила свою «жертву» и полетела за борт.

Через некоторое время был пойман еще один представитель Средиземного моря. Им стал «большой дракон».

Несмотря на название, эта рыба в основном не превышает в длину полуметра, что не мешает ей пользоваться популярностью одной из самых опасных рыб моря.

Мы не знали о грозящей нам опасности, а потому безбоязненно брали дракончиков в руки и фотографировались с ними. Капитан, видимо, тоже ничего о свирепом нраве дракончиков не знал, поскольку спокойно смотрел на эти «фотосессии».

Пора домой
Вскоре усилившийся ветер поднял приличную волну и погнал нашу яхту слишком быстро для нормальной ловли. Даже тяжелые грузила далеко отставали от судна, заставляя все время стравливать леску. Мы попросили капитана бросить якорь, но он объяснил нам, что бросать якорь нельзя. Почему этого делать нельзя, мы так и не поняли, но покорились судьбе и воле волн.

Естественно, вскоре нас отнесло от рыбной «банки» и поклевки прекратились. Без поклевок скоро большинству рыболовов стало скучно, не могли их «согреть» ни пиво, ни созерцание красот гористого берега моря, и мы решили нашу первую морскую рыбалку прекратить.

Узнав, что мы очень довольны результатами поездки и увидев в нас настоящих рыболовов, представители турфирмы предложили нам рыбалку на «платном пруду», где разводилась форель.

Но по сравнению с экзотической рыбалкой на Средиземном море это предложение показалось нам настолько бледным, что мы, ничтоже сумняшеся, его отвергли. С тайной надеждой когда-нибудь еще половить на море и познакомиться с какими-то новыми для нас представителями экзотической ихтиофауны.

Материал опубликован в шестьдесят шестом номере партвока «На рыбалку»